Злонамеренное соглашение сторон в сделке это

Злонамеренное соглашение сторон: практика оспаривания договора купли-продажи доли в уставном фонде общества

Злонамеренное соглашение сторон в сделке это

Ситуация: иностранная компания «А», являющаяся участником ООО «Э» (Республика Беларусь), выдала директору ООО «Э» — гр-ну Х. доверенность на представление своих интересов как участника ООО «Э».

Доверенность была общей по своему характеру, предоставляла различные полномочия, в том числе права на совершение сделок с долями общества, однако без конкретных их условий. Гр-н Х. на основании доверенности заключил от имени компании «А» договор купли-продажи доли в уставном фонде с иностранной компанией «Б».

Компания «А» обратилась в суд с иском о признании договора купли-продажи доли в уставном фонде недействительным по ст. 180 ГК в связи со злонамеренным соглашением сторон.

Выводы суда: в результате заключения и исполнения оспариваемого договора купли-продажи в уставном фонде ООО «Э» истцу не были причинены убытки и какие-либо иные неблагоприятные последствия не наступили. Выдав доверенность с полномочиями на совершение сделок с долями в обществах, в которых компания «А» является участником, включая ООО «Э», компания «А» реализовала свою волю на заключение оспариваемого договора.

Обстоятельства дела

Иностранная компания «А», владеющая долей в уставном фонде ООО «Э» (Республика Беларусь), выдала директору ООО «Э» — гр-ну Х. (далее — поверенный или представитель) доверенность на представление своих интересов как участника ООО «Э».

Доверенность была общей по своему характеру, предоставляла различные полномочия, в том числе права на совершение сделок с долями в обществах, однако без конкретных их условий.

При этом в доверенности содержалась оговорка о том, что она распространяется на все юридические лица Республики Беларусь, в которых компания «А» является участником, включая ООО «Э».

Гр-н Х. на основании доверенности заключил от имени компании «А» договор купли-продажи доли в уставном фоне ООО «Э» с иностранной компанией «Б».

Компания «А» обратилась в суд с иском о признании договора купли-продажи доли в уставном фонде недействительным по ст. 180 ГК в связи со злонамеренным соглашением гр-на Х. как представителя продавца с покупателем — компанией «Б».

По мнению истца, исходя из существа представительства, представитель обязан следовать исключительно воле доверителя (компании «А», истца по делу), при этом действия поверенного не соответствуют воле доверителя.

При этом истец указывал в иске, что он никогда не выражал волеизъявления на продажу доли в уставном фонде ООО «Э», поручения на заключение договора купли-продажи доли на каких-либо условиях своему представителю гр-ну Х. не давал.

Более того, продав долю без каких-либо письменных согласований аффилированному лицу другого участника ООО «Э», представитель тем самым действовал в соответствии со своими интересами (интересами другого участника), но не интересами компании «А».

По мнению истца, цена доли основывалась на данных бухгалтерского баланса ООО «Э» и не отражала реальной стоимости доли в уставном фонде ООО «Э», осуществляющего производственную деятельность и имеющего основные средства.

Более того, истец указывал на условия договора купли-продажи, которые, по его мнению, подтверждали факт наличия злонамеренного соглашения сторон при его заключении, а именно на положения об установлении значительного срока на досудебное урегулирование спора, об арбитражной оговорке, наличия условия перехода права собственности на долю после заключения договора купли-продажи при наличии отсрочки исполнения обязательства по оплате доле на срок около одного года.

В соответствии с ч. 6 п. 21 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 28.10.

2005 № 26 «О некоторых вопросах применения хозяйственными судами законодательства, регулирующего недействительность сделок» злонамеренное соглашение представителя одной стороны с другой имеет место при наличии их умышленного сговора и возникновения вследствие этого неблагоприятных последствий для представляемого. При этом не имеет значения, получил ли участник такого сговора какую-либо выгоду от совершения сделки или она была совершена с целью нанесения ущерба представляемому.

На основании приведенных положений полагаем, что необходимо наличие одновременно двух условий для отнесения сделки к сделкам, заключенным в результате злонамеренного соглашения сторон, а именно:

1) наличие умышленного сговора сторон;

2) возникновение вследствие этого неблагоприятных последствий для представляемого.

На основании принципа добросовестности субъектов хозяйственного оборота и ст. 100 ХПК бремя доказывания факта злонамеренного соглашения лежит на истце по делу.

Позиция ответчиков

Позиция приобретателя доли

  • Доводы компании «А» в исковом заявлении относительно подтверждения факта наличия злонамеренного соглашения со стороны компании «Б» сводятся к толкованию условий оспариваемого договора купли-продажи, а именно: условия об определении стоимости доли, определении порядка расчетов и наличии арбитражного соглашения в сделке.
  • Ответчик отмечал, что в материалах дела:

— отсутствует факт причинения компании «А» убытков, которые возникли в результате заключения и исполнения оспариваемого договора купли-продажи;

— стоимость доли в уставном фонде ООО «Э» соответствует стоимости ее приобретения компанией «А» у третьего лица годом ранее;

— отсутствуют документы, подтверждающие иную стоимость доли в уставном фонде ООО «Э».

Ответчик полагал, что отсутствует одно из оснований применения ст. 180 ГК, а именно: факт возникновения вследствие заключения оспариваемого договора купли-продажи неблагоприятных последствий для компании «А», что однозначно влечет отказ в удовлетворении заявленных исковых требований.

  • Ответчик указывал, что даже если допустить отсутствие поручения компании «А» своему представителю на заключение оспариваемого договора купли-продажи (с чем компания «Б» категорически была не согласна), то компания «Б» при должном уровне осмотрительности и добросовестности не могла предположить наличие какого-либо юридического порока при заключении названного договора (то есть самого по себе злонамеренного соглашения, на факт наличия которого ссылался истец, не было и быть не могло), исходя из следующего.

На момент заключения оспариваемого договора имелась действующая апостилированная доверенность, которая не была в установленном порядке отозвана или признана недействительной. 
Гр-н Х.

действовал в качестве представителя компании «А» с момента приобретения ею доли в уставном фонде ООО «Э» в 2015 г. В том числе указанное лицо подписывало в 2015 г.

от имени компании «А» договор купли-продажи доли в уставном фонде ООО «Э».

При подписании оспариваемого договора стороны обладали правоспособностью, понимали значение своих действий и четко представляли себе последствия совершения сделки.

Ни законодательство, ни правоприменительная практика не содержат положений относительно того, каким образом должна подтверждаться воля юридического лица на совершение того или иного юридически значимого действия.

В том числе не предусмотрено, каким образом внешне оформляется волеизъявление юридического лица своему представителю на совершение юридически значимых действий, за исключением выдачи доверенности с соответствующими полномочиями.

При совершении оспариваемого договора купли-продажи у представителя компании «А» имелась действующая доверенность, которая содержала соответствующие полномочия и была надлежащим образом оформлена, что является достаточным для заключения договора такому добросовестному субъекту хозяйствования, как компания «Б».

  • Полномочия, предоставленные гр-ну Х. по доверенности, являлись достаточными для совершения сделки по отчуждению доли в уставном фонде ООО «Э». Истец не указал, на основании каких фактических обстоятельств иные участники ООО «Э» или (и) вторая сторона по сделке могли сделать вывод об отсутствии у гр-на Х. полномочий на совершение сделки.

Компания «Б» является добросовестным субъектом хозяйствования, который при заключении оспариваемого договора купли-продажи доли в уставном фонде ООО «Э» исходил из свободы договора и практики делового оборота при заключении аналогичных сделок.

Факт того, что одна из сторон сделки является добросовестным приобретателем, однозначно исключает удовлетворение исковых требований.

Позиция ответчика, заключившего сделку от имени истца на основании доверенности

Поверенный указал, что он действовал в качестве представителя компании «А» с момента приобретения ею доли в уставном фонде ООО «Э». В том числе подписывал и согласовывал от имени компании «А» договор купли-продажи доли в уставном фонде ООО «Э».

Все решения и действия от имени компании «А» совершались в рамках полномочий, которые прямо указаны в выданной от компании «А» доверенности, исключительно в интересах компании «А».

 
По мнению истца, причиной заявленных исковых требований послужило улучшение финансового состояния ООО «Э», что подтверждается данными бухгалтерского учета, после смены участников ООО «Э», а также возможная смена бенефициарных владельцев компании «А» и попытка указанных лиц осуществить рейдерский захват ООО «Э» посредством подачи исков.

Позиция экономических судов

Экономическим судом в удовлетворении иска было отказано.

Для признания сделки недействительной как заключенной в результате злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной необходимо соблюдение одновременно двух условий, а именно:

1) наличие умышленного сговора;

2) возникновение вследствие этого неблагоприятных последствий для представляемого лица.

Суд констатировал, что в результате заключения и исполнения оспариваемого договора истцу не причинены убытки либо какие-то иные неблагоприятные последствия не наступили.

Цена продажи доли в уставном фонде «Э» соответствовала стоимости, по которой доля ранее была приобретена истцом (компанией «А»). Документы, подтверждающие иную стоимость доли в уставном фонде ООО «Э», в материалы дела не представлены.

Доводы истца о том, что злонамеренность подтверждается содержанием условия договора купли-продажи доли о порядке расчетов, а также наличием в договоре арбитражного соглашения, не приняты судом во внимание со ссылкой на принцип свободы договора. Покупатель по договору купли-продажи доли является добросовестным субъектом экономической деятельности, который при заключении оспариваемого договора исходил из свободы договора и практики делового оборота при заключении аналогичных сделок.

Судом также было установлено наличие у представителя на момент продажи доли не отозванной истцом доверенности, которая предоставляла поверенному возможность заключить оспариваемый договор купли-продажи доли от имени компании «А» и согласовать его существенные условия.

В связи с этим суд посчитал, что самим фактом выдачи доверенности с полномочиями на совершение сделок с долями в обществах, в которых компания «А» является участником, компания «А» реализовала свою волю на заключение оспариваемого договора.

Более того, суд при вынесении решения учел, что при представлении компании «А», как участника и собственника доли, по иным вопросам иного порядка согласования воли компании «А» не было, то есть фактически была учтена практика взаимоотношений между поверенным и доверителем.

Также в материалы дела были представлены документы, подтверждающие добросовестность поверенного.

Суд установил, что гр-н Х непосредственно после заключения договора купли-продажи доли в уставном фонде ООО «Э» направил данный договор компании «А» вместе с отчетом о выполнении поручения, что подтверждается отметками почтовой организации.

Вышестоящие судебные инстанции (суд апелляционной и суд кассационной инстанций) согласились с выводами суда первой инстанции.

Источник: https://sbh-partners.com/zlonamerennoe-soglashenie-storon-praktika-osparivaniya-dogovora-kupli-prodazhi-doli-v-ustavnom-fonde-obshestva

Большая Энциклопедия Нефти и Газа

Злонамеренное соглашение сторон в сделке это

Cтраница 1

Злонамеренное соглашение представителя одной стороны с другой стороной также относится к сделкам, имеющим лишь волеизъявление при отсутствии внутренней воли.

В сделках, совершаемых через представителя, последний не выражает собственную волю, его задача состоит в том, чтобы донести до контрагента волю представляемого.

Вследствие злонамеренного соглашения воля представляемого РЅРµ доводится Рё подменяется волей представителя, что Рё служит основанием недействительности этих сделок.  [1]

Сделка, совершенная РїРѕРґ влиянием обмана, насилия, СѓРіСЂРѕР·С‹, злонамеренного соглашения представителя РѕРґРЅРѕР№ стороны СЃ РґСЂСѓРіРѕР№ стороной, Р° также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств РЅР° крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась ( кабальная сделка), может быть признана СЃСѓРґРѕРј недействительной РїРѕ РёСЃРєСѓ потерпевшего.  [2]

Сделка, совершенная РїРѕРґ влиянием обмана, насилия, СѓРіСЂРѕР·С‹, злонамеренного соглашения представителя РѕРґРЅРѕР№ стороны СЃ РґСЂСѓРіРѕР№ стороной, Р° также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств РїР° крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась ( кабальная сделка), может быть признана СЃСѓРґРѕРј недействительной РїРѕ РёСЃРєСѓ потерпевшего.  [3]

Сделка, совершенная РїРѕРґ влиянием обмана, насилия, СѓРіСЂРѕР·С‹, злонамеренного соглашения представителя РѕРґРЅРѕР№ стороны СЃ РґСЂСѓРіРѕР№ стороной, или сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств РЅР° крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась ( кабальная сделка), может быть признана СЃСѓРґРѕРј недействительной.  [4] Сделка, совершенная РїРѕРґ влиянием обмана, насилия, СѓРіСЂРѕР·С‹, злонамеренного соглашения представителя РѕРґРЅРѕР№ стороны СЃ РґСЂСѓРіРѕР№ стороной, Р° также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств РЅР° крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась ( кабальная сделка), может быть признана СЃСѓРґРѕРј недействительной РїРѕ РёСЃРєСѓ потерпевшего.  [5]

Согласно ст.

179 ГК Р Р¤, сделка, совершенная РїРѕРґ влиянием обмана, насилия, СѓРіСЂРѕР·С‹, злонамеренного соглашения представителя РѕРґРЅРѕР№ стороны СЃ РґСЂСѓРіРѕР№ стороной, Р° также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств РЅР° крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась ( кабальная сделка), может быть признана СЃСѓРґРѕРј недействительной РїРѕ РёСЃРєСѓ потерпевшего.  [6]

Если РґРѕРіРѕРІРѕСЂ займа должен быть совершен РІ письменной форме, его оспаривание РїРѕ безденежности путем свидетельских показаний РЅРµ допускается, Р·Р° исключением случаев, РєРѕРіРґР° РґРѕРіРѕРІРѕСЂ был заключен РїРѕРґ влиянием обмана, насилия, СѓРіСЂРѕР·С‹, злонамеренного соглашения представителя заемщика СЃ заимодавцем или стечения тяжелых обстоятельств.  [7]

Если РґРѕРіРѕРІРѕСЂ займа должен быть совершен РІ письменной форме ( статья 808), его оспаривание РїРѕ безденежности путем свидетельских показаний РЅРµ допускается, Р·Р° исключением случаев, РєРѕРіРґР° РґРѕРіРѕРІРѕСЂ был заключен РїРѕРґ влиянием обмана, насилия, СѓРіСЂРѕР·С‹, злонамеренного соглашения представителя заемщика СЃ заимодавцем или стечения тяжелых обстоятельств.  [8]

Законодатель счел необходимым в раде случаев специально выделить негативные для стороны последствия определенных сделок, которые также можно считать нарушающими основы морали.

К их числу относятся сделки, совершенные под влиянием обмана, угрозы, насилия, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, или кабальные сделки.

Все они, подобно тем, о которых идет речь в ст. 169 ПС, признаются недействительными и влекущими переход имущества в доход Российской Федерации в качестве санкции.

Однако сохранение этого вида сделок ( ст. 179 ПС) в настоящее время уже параллельно с теми, о которых идет речь в ст.

169 РџРЎ, является оправданным, поскольку РѕРЅРё Рё теперь продолжают считаться оспоримыми, Р° РЅРµ ничтожными, как это имеет место РІ отношении сделок, содержащихся РІ СЃС‚. 169 РџРЎ.  [9]

ГК Р Р¤ предусматривает возможность оспаривания РґРѕРіРѕРІРѕСЂР° займа заемщиком РїРѕ его безденежности, СЃ доказательством того, что деньги или РґСЂСѓРіРёРµ вещи РІ действительности РЅРµ получены РёРј РѕС‚ заимодавца или получены РІ меньшем количестве, чем указано РІ РґРѕРіРѕРІРѕСЂРµ. РџСЂРё этом, если РґРѕРіРѕРІРѕСЂ займа должен быть совершен РІ письменной форме, его оспаривание РїРѕ безденежности путем свидетельских показаний РЅРµ допускается, Р·Р° исключением случаев, РєРѕРіРґР° РґРѕРіРѕРІРѕСЂ был заключен РїРѕРґ влиянием обмана, насилия, СѓРіСЂРѕР·С‹, злонамеренного соглашения представителя заемщика СЃ заимодавцем или стечения тяжелых обстоятельств.  [10]

НЕДЕЙСТВР�ТЕЛЬНАЯ СДЕЛКА – сделка, РЅРµ удовлетворяющая требованиям закона.

Сделка может быть признана недействительной РїРѕ следующим основаниям: незаконность ее содержания или направленность против интересов РіРѕСЃ-РІР° Рё общества; совершение сделки юридическим лицом СЃ нарушением специальной правоспособности; совершение сделки гражданами недееспособными или гражданами, временно находившимися РІ таком состоянии, РєРѕРіРґР° РѕРЅРё РЅРµ могли понимать значения СЃРІРѕРёС… действий, или гражданами ограниченно дееспособными без необходимого согласия попечителей, родителей или усыновителей. Недействительны сделки, совершенные РїРѕРґ влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, РїРѕРґ влиянием обмана, СѓРіСЂРѕР·С‹, насилия, злонамеренного соглашения представителя РѕРґРЅРѕР№ стороны СЃ РґСЂСѓРіРѕР№ стороной или стечения тяжелых обстоятельств.  [11]

Р’ жизни нередки ситуации совершения так называемого безвалютного займа, РєРѕРіРґР° деньги или РґСЂСѓРіРёРµ вещи ( валюта займа) РІ действительности РЅРµ получены заемщиком РѕС‚ заимодавца либо получены РІ меньшем количестве, нежели указано РІ РґРѕРіРѕРІРѕСЂРµ. Заемщик, который воспользуется такой процедурой, получает определенные преимущества. Так, если РґРѕРіРѕРІРѕСЂ займа был совершен СЃ нарушением простой письменной формы, заемщик РІСЃРµ-таки может использовать свидетельские показания вопреки правилам СЃС‚. 162 ГК, РІ случае, РєРѕРіРґР° заем был дан РїРѕРґ влиянием обмана, насилия, СѓРіСЂРѕР·С‹, злонамеренного соглашения представителя заемщика СЃ заимодавцем или РЅР° кабальных условиях. После доказательства РІ СЃСѓРґРµ безвалютного характера займа РґРѕРіРѕРІРѕСЂ считается незаключенным. Соответственно, РєРѕРіРґР° СЃСѓРјРјР° займа меньше указанной РІ РґРѕРіРѕРІРѕСЂРµ, РѕРЅ считается заключенным РЅР° меньшую СЃСѓРјРјСѓ.  [12]

Нельзя, конечно, говорить, что отечественной юридической наукой и властями совсем уж ничего не делается для обуздания расхитителей средств и прочего корпоративного имущества.

Так, Гражданский кодекс закрепил обязанность исполнительных органов юридического лица действовать добросовестно и разумно.

Тем же Гражданским кодексом и акционерным законом предусмотрена ответственность исполнительного органа за причинение убытков юридическому лицу.

В законе об акционерных обществах продекларирован контроль за крупными сделками и сделками, в которых имеется заинтересованность.

Наконец, существует правовая возможность признания недействительными мнимых сделок Рё сделок, совершенных РїРѕРґ влиянием злонамеренного соглашения представителя РѕРґРЅРѕР№ стороны СЃ РґСЂСѓРіРѕР№ стороной.  [13]

Страницы:      1

Источник: https://www.ngpedia.ru/id448119p1.html

AZ-libr.ру

Злонамеренное соглашение сторон в сделке это

К ГРАЖДАНСКОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ,
ЧАСТИ ПЕРВОЙ

Статья 179. Недействительность сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств        1.

Сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

       2. Если сделка признана недействительной по одному из оснований, указанных в пункте 1 настоящей статьи, то потерпевшему возвращается другой стороной все полученное ею по сделке, а при невозможности возвратить полученное в натуре возмещается его стоимость в деньгах. Имущество, полученное по сделке потерпевшим от другой стороны, а также причитавшееся ему в возмещение переданного другой стороне, обращается в доход Российской Федерации. При невозможности передать имущество в доход государства в натуре взыскиваетсяего стоимость в деньгах. Кроме того, потерпевшему возмещается другой стороной причиненный ему реальный ущерб.

комм. Халфина Р.О., дополн. Коршунов Н.М.

       1. Все пять сделок, предусмотренные комментируемой статьей, на первый взгляд серьезно отличаются друг от друга. Основания их признания совершенно различны.

Одни из них относятся к мотивам совершения сделки (угроза, насилие) и характеризуются отсутствием собственной (внутренней) воли, другие — к несоответствию воли волеизъявлению в сделке (обман, злонамеренное соглашение представителя, кабальная сделка). Объединить их вместе позволили два обстоятельства.

Первое: все эти пять различных оснований могут приниматься во внимание при одном общем условии — каждое из них должно быть необходимой причиной совершения сделки. Без этого соответствующие сделки не были бы совершены, Второе — общие последствия признания таких сделок недействительными.

       Первая особенность позволяет не принимать во внимание, ни сами условия сделки, ни порядок ее совершения, ни, наконец, форму сделки. Они могут быть вполне законны. Главное заключается в том, под влиянием чего была совершена сделка. Во всех пяти случаях одна из сторон является потерпевшей от виновных противоправных действий другой стороны.

Эти противоправные действия оказали решающее влияние на совершение сделки другой стороной.        Необходимо обратить внимание в этой связи на то обстоятельство, что данная норма содержит только гражданско-правовую квалификацию этих противоправных действий.

Она не затрагивает ни уголовной, ни административной, ни иной ответственности, которая может наступать в подобных случаях для лиц, совершивших такие действия. И обман, и насилие, и угроза, да и остальные действия при определенных условиях дают право на применение мер, предусмотренных уголовным либо административным законодательством.

       Каждая из следующих сделок может быть признана недействительной, если она совершена:        во-первых, под влиянием обмана;        во-вторых, под влиянием насилия;        в-третьих, под влиянием угрозы;        в-четвертых, под влиянием злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной;        в-пятых, вследствие тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях (кабальная сделка).        Действие комментируемой статьи распространяется на сделки любых участников — как физических, так и юридических лиц.        2. Обман представляет собой умышленное введение стороны взаблуждение. Он приобретает юридическое значение тогда, когда кнему прибегают как к средству склонить другую сторону к совершению сделки. Заинтересованная в совершении сделки сторона преднамеренно создает у потерпевшего не соответствующее действительности представление о характере сделки, ее условиях, личности участников, предмете, других обстоятельствах, влияющих на егорешение. Обман может заключаться и в утверждениях об определенных фактах и в умолчании, намеренном сокрытии фактов и обстоятельств, знание о которых отвратило бы потерпевшего от совершения сделки.        Например, лицо представляет в банк поддельные либо иные несоответствующие действительности документы, свидетельствующие о праве на получение вклада по наследству (ошибочное решение суда о признании иждивенцем наследодателя), или представляет поддельный документ, удостоверяющий полномочия на совершение сделки, и т.д.        Тем не менее обманом, влекущим признание сделки недействительной, не может считаться отказ от совершения заранее обещанного противоправного действия, не относящегося к самой сделке: обмен квартиры под обещание жениться (выйти замуж), продажа автомобиля под обещание «помочь с арендой» помещения и т.п. Не может считаться обманом в смысле комментируемой статьи и отказ от выполнения обещанных, но не согласованных в установленной форме условий сделки (отказ доставить купленный товар, отчужденный без обязательства доставки). В этом случае можно требовать либо признания договора не заключенным, либо расторжения заключенного договора либо, наконец, привлечения к ответственности за невыполнение обязанностей по договору.        3. Насилием в смысле комментируемой статьи считается непосредственное физическое воздействие на личность участника сделки — либо непосредственно на сторону, если ею является гражданин, либо на представителей (работников) и органы юридическоголица. Они могут выражаться в нанесении побоев, телесных повреждений, убийствах, причинении физических страданий, ограничениилибо лишении свободы передвижения.        Насилие может выражаться далее в воздействии на имущество стороны — уничтожение либо повреждение имущества, захват его.        Насилие может осуществляться как по отношению к стороне в сделке, так и по отношению к близким стороне лицам (детям, родителям, супругу), к ее контрагентам либо аффилированным лицам. В этих случаях для стороны по сделке речь идет о причинении нравственных страданий, потере клиентов, акционеров, дочерних обществ и т.п.        Насилие не обязательно должно быть уголовно наказуемым, но всегда противоправным. Употребление власти начальником по отношению к подчиненному для принуждения его к совершению сделки есть также разновидность насилия (объявление взыскания, понижение в должности, лишение вознаграждения и т.д.). Отказ в продлении аренды за неперечисление средств в избирательный фонд главы администрации также относится к разновидности такого насилия.        Насилие направлено не на получение согласия на совершение сделки, которого быть не может, а на понуждение к совершению действий, которые бы создавали видимость такого согласия. Для насильника важно получить подпись под договором, подпись под заявлением, актом, иными документами, необходимыми для того, чтобы сделка считалась совершенной.        4. Угроза также может считаться основанием недействительности сделки, если она стала причиной несоответствия воли, выраженной в сделке, подлинной воле лица, совершившего ее. Угроза представляет собой психическое воздействие на волю лица с целью принудить его к совершению сделки под страхом применения физического насилия, причинения нравственных страданий, распространения сведений, порочащих деловую репутацию, оглашения сведений о финансовом положении, либо совершения какого-либо иного противоправного действия.

       Угроза отличается от насилия, во-первых, тем, что представляет собой только «психическое воздействие», воздействие на сознание, но не на личность и не на имущество; во-вторых, угроза может относиться к любым последствиям — как неправомерным, так и правомерным. Судом была квалифицирована как недействительная сделка продажи квартиры, к которой продавца принуждали угрозой убийства (определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 29.08.1997 {БВС РФ. 1998. №2.}). Угроза лишить наследства не делает законным заключение брака. Она неправомерна, таким образом, сама по себе, поскольку направлена на принуждение к совершению сделки. Однако, в-третьих, угроза должна носить реальный, а не предположительный характер. Лицо, совершающее сделку под угрозой, должно сознавать возможность ее исполнения. Наконец, в-четвертых, угроза должна быть «существенной» или «значительной», исходя из значимости тех ценностей, которым она создавала опасность.

       5. Под злонамеренным соглашением представителя одной стороны с другой стороной понимается сговор представителей сторон, направленный против интересов представляемой стороны. Эта сделка может быть квалифицирована как особый случай обмана — обман представителем представляемого лица по сговору с другой стороной. В результате этого сговора сторона либо лишается того,что она должна была бы иметь при надлежащем использовании представителем имеющегося у него полномочия (продажа по заведомо заниженной цене либо покупка по заведомо завышенной цене), либо приобретает дополнительные обременения (покупка дома с нанимателями). Не имеет значения цель, с какой совершался такой сговор получили ли какую-либо выгоду от этого представитель и другая сторона.

       Следует учитывать, что нарушение представителем своих обязанностей перед доверителем, а также превышение им своих полномочий не должно рассматриваться в качестве основания признания сделки недействительной (ст.183 ГК).

       6. Стечение тяжелых обстоятельств вынуждает лицо действовать не вполне по своей воле, поскольку эти обстоятельства не всегда предоставляют ей возможность выбора. Тяжелая болезнь, банкротство, увольнение с работы и тому подобные причины заставляют быть менее разборчивым в выборе покупателей, продавцов, кредиторов и т.д. Вместе с тем само по себе стечение тяжелых обстоятельств не является основанием для признания сделки недействительной. Обязательным признаком такой сделки должны быть крайне невыгодные условия сделки. Такие сделки, например, совершали вынужденные переселенцы и беженцы, продававшие принадлежавшие им квартиры (дома) за цену, едва покрывавшую расходы на переезд к новому месту жительства. Вторым обязательным условием такой сделки является недобросовестное поведение другой стороны: зная о стечении тяжелых обстоятельств, она умышленно совершает сделку на крайне невыгодных для этой стороны условиях.        Характер действий недобросовестной стороны при этом не должен приниматься во внимание. Она может действовать активно, но может просто «давать согласие» на совершение сделки. Не требуется доказывать и факт получения этим лицом особой выгоды от такой сделки.        Кабальные сделки могут совершаться как в отношении граждан, так и в отношении юридических лиц. Такой характер может быть присущ, например, кредитным сделкам, в которых проценты значительно превышают и сумму кредита, и темпы инфляции, и обычный для таких сделок банковский доход.        Однако доказывание кабальности сделок как для физических, так и для юридических лиц сопряжено со значительными трудностями. Лица могут сознательно совершать сделки на невыгодных для себя условиях, в том числе и в условиях стечения тяжелых обстоятельств, в предвидении еще больших потерь, которые они могут понести, если воздержатся от совершения сделок. Одно дело, когда лицо распродает имущество за долги либо для лечения, либо для оплаты вынужденного переезда, и совсем другое, когда оно берет взаймы сегодня под грабительские проценты, опасаясь их скачка в ближайшем будущем, либо скачка цен на товары, для приобретения которых берется кредит.        7. Характер сделок, предусмотренных комментируемой статьей, предопределяет и их последствия. Поскольку в сделке имеется сторона, действовавшая противоправно, и потерпевшая сторона, то важное значение приобретают меры штрафного характера, меры ответственности, применяемые к нарушителю за совершение таких действий. Потерпевшему возвращается все полученное от него другой стороной. Если нельзя возвратить в натуре, то стоимость возмещается в деньгах. То же, что получено потерпевшим от другой стороны (либо причитающееся с нее), взыскивается в доход Российской Федерации. Эти меры в гражданском праве именуются односторонней реституцией. Одна сторона, потерпевший, при этом возвращается в первоначальное положение, все же, переданное другой стороной либо причитающееся с нее, конфискуется.

       Все сделки, указанные в данной статье, являются оспоримыми. Лица, их совершающие, вправе, но не обязаны требовать признания их недействительными.

Суд, рассматривающий дело, должен принимать решение о недействительности таких сделок с учетом всех обстоятельств, поскольку закон не обязывает его к такому решению во всех случаях.

Суд может, в частности, и отказать в удовлетворении иска по такому основанию, если выяснится необратимость исполнения сделки, отпадение условий недействительности (последующее одобрение сделки потерпевшей стороной) и в других случаях, когда результаты сделки оказываются в интересах потерпевшего лица.

Источник: http://az-libr.ru/Law/Civil/ru/GK2004Abova/gk0179.shtml

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.