Вопросы правового характера эксперту

Формулирование вопросов эксперту при назначении экспертизы в судебном разбирательстве

Вопросы правового характера эксперту

Цветков, Д. А. Формулирование вопросов эксперту при назначении экспертизы в судебном разбирательстве / Д. А. Цветков. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2019. — № 47 (285). — С. 415-417. — URL: https://moluch.ru/archive/285/64136/ (дата обращения: 05.12.2020).



Рассмотрены отдельные проблемные вопросы, возникающие при формулировании вопросов эксперту при назначении судебных экспертиз в судебном процессе. Выявлены основные ошибки, допускаемые при формулировании вопросов.

Ключевые слова: назначение судебной экспертизы, проблемы назначения экспертизы, формулирование вопросов.

Одной из важнейших проблем, возникающих при назначении экспертизы в суде, является формулировка вопросов, на которые необходимо ответить эксперту. Суд должен четко формулировать вопросы перед экспертом — это основное правило в судебной экспертизе.

Если эксперт при производстве экспертизы отвечает на неверно сформулированные вопросы, то пользы от его исследования нет. От этого происходит только затягивания сроков рассмотрения дела в суде.

Также из-за неграмотно сформулированных вопросов может оказаться не информативной проведенная экспертиза [1].

После выяснения обстоятельств, имеющих значение для заключения эксперта, председательствующий предлагает сторонам представить в письменном виде вопросы эксперту. Они должны быть объявлены, по ним заслушаны мнения участников судебного разбирательства и эксперта.

Правила и рекомендации, которыми необходимо руководствоваться при формулировании вопросов, давно разработаны наукой и практикой. Они довольно просты и понятны:

– вопросы должны быть конкретными, по возможности лаконичными, базироваться на предварительно выясненных фактических обстоятельствах дела и не выходить за пределы специальных знаний экспертов;

– вопросы подаются только в логической последовательности: сначала формулируют те из них, от которых зависит решение по другим;

– недопустимо постановка эксперту вопросов, которые, с учетом современного состояния экспертной и криминалистической науки в государстве, заведомо не могут быть решены.

Несмотря на то, что в действующих научно-методических рекомендациях по назначению и проведению экспертизы приведены ориентировочные перечни наиболее типичных вопросов, довольно часто в определении суда на назначение экспертизы могут быть сформулированы вопросы, не соответствующие этим рекомендациям.

Как показывает анализ судебно-следственной и экспертной практики, это можно объяснить различными причинами: отсутствием опыта или некомпетентностью инициатора назначения экспертизы; определенной сложностью обстоятельств дела, что затрудняет формулировку вопросов; невнимательностью; халатностью и пр.

Худшим следствием в этой ситуации может стать нарушение методики проведения экспертиз, затягивание сроков их выполнения, а возможно, и нарушение прав участников процесса [3, с.34].

В задачи эксперта, присутствующего в судебном заседании, входит привлечение внимания суда и других участников процесса к следующим вопросам:

– которые невозможно решить из-за недостаточной разработки научных данных;

– которые не относятся к его компетенции;

– для решения которых не собраны необходимые данные.

Особое внимание эксперт должен обратить на точность формулировки вопросов. Практика показывает, если вопросы формулируются без участия эксперта, то они часто выходят за пределы его компетенции или совсем не требующих специальных знаний для их решения. Поэтому участие эксперта в обсуждении вопросов и их правильных формулировок является необходимым условием проведения экспертизы в суде.

По результатам анализа нормативно-правовых документов, материалов судебно-следственной и экспертной практики можно так классифицировать вопросы, формулировка которых не соответствует научно-методическим рекомендациям, и предложить соответствующий алгоритм действий эксперта.

Вопросы правового характера. Постановка эксперту вопросов правового характера и предоставление ответов на них противоречат сути и задачам судебной экспертизы и является грубым нарушением процессуальных норм.

Несмотря на указанные нормы, при назначении экспертизы в ходе судебного разбирательства иногда ставят эксперту вопросы правового характера, например: «Кто из двух водителей виноват в совершении ДТП?»; «Подпадает ли изъятое оборудование под понятие «наркотическая лаборатория?» и другие.

Алгоритм действий эксперта: отказаться от предоставления ответа на такие вопросы с учетом того, что судебному эксперту запрещено проведение судебных экспертиз для выяснения вопросов права.

Вопросы оперативно-розыскного характера. В случае формулировки вопросов типа «поступала ли раньше на исследование поддельная банкнота с аналогичным серийным номером?» и др. Алгоритмом действий эксперта должен стать отказ от предоставления ответа на них ввиду того, что объектом судебной экспертизы не может быть информация оперативно-розыскного характера.

Вопросы справочного характера.

Примерами таких вопросов являются: «Относятся ли травматические пистолеты к огнестрельному оружию?»; «Можно ли в категорической форме решить вопрос об исполнителе подписи?»; «Можно ли установить давность выполнения текста?»; «Какое количество вещества нужно для проведения экспертизы?» и другие. Алгоритм действий эксперта: отказаться от предоставления ответа на такие вопросы учитывая, что предоставление справочной информации не является предметом судебной экспертизы.

Вопросы, на которые нельзя ответить, потому что они являются не конкретными. Это вопросы типа «Кто выполнил подпись от имени Иванова: сам Иванов или Петров? Если не они, то кто?» требуют такого алгоритма действий эксперта: предоставить ответ на первый вопрос и отказаться от предоставления ответа на второй вопрос из-за его неконкретности (не указана фамилия лица, которое надо проверить).

Вопросы, смысл которых понятен эксперту и которые без изменения их сути он может самостоятельно отредактировать.

Как правило, такие ситуации возникают тогда, когда при формулировании вопросов инициаторы назначения экспертизы допускают ошибки, прежде всего грамматического характера, которые эксперт не может повторять.

Например, является ли огнестрельным оружием пистолет типа револьвер? (Такого «гибридного» типа оружия не существует.), каким образом обрезан кабель? (В редакции вопроса содержится ответ — способом обрезания, поэтому речь может идти только о способе разделения кабеля).

Однако, если эксперт использует свое право на исправление формулировки вопроса и заявит соответствующее ходатайство об уточнении редакции вопроса, то это займет определенное время (оформление ходатайства с предложениями правильной редакции вопросов, его отправление, рассмотрение судом, оформление ответов, повторное направление на экспертизу, повторная регистрация и т. д.). Таким образом, возникают определенные трудности с соблюдением разумных сроков. В итоге такая задержка может негативно влиять на своевременное рассмотрение дела в суде.

Алгоритм действий эксперта: сначала выложить вопрос дословно, в формулировке постановления суда о назначении экспертизы, обосновать потребность в их редактировании (словами «без изменения их сути») и выложить их в редакции эксперта.

Исходя из этого, нет никаких оснований (ни с позиции нормативно-правовых документов, ни с позиции логики) лишать эксперта права на обоснованное редактирование вопросов.

Учитывая то, что законодатель наделил судебного эксперта широкими правами, в том числе и правом на экспертную инициативу, можно сказать, что обоснованное редактирование вопросов — это не только право эксперта, но и его профессиональный долг.

Однако таким правом следует пользоваться осторожно и только тогда, когда содержание вопроса понятно и от изменения его суть не изменится. В других случаях следует или ходатайствовать об уточнении редакции вопросов, или обоснованно отказываться от предоставления ответа на них.

Соблюдение этой позиции позволит полнее и объективнее проводить экспертизы, избегать назначения повторных экспертиз и различных нарушений, исключить ненужную волокиту по делу, повышать эффективность решения дел по существу [2, с.510].

Рассмотрев вопросы, председательствующий устраняет не относящиеся к делу или не относящиеся к компетенции эксперта, а также формулирует вопросы, которые он ставит перед экспертом по собственной инициативе. После этого суд своим постановлением определяет поставленные на решение судебной экспертизы вопросы.

В заключение отметим, что грамотно проведенная экспертиза, отвечающая на все вопросы интересующие суда, с меньшей вероятностью может быть обжалована заинтересованными лицами. Следовательно, внимательное отношение к формулированию вопросов при назначении экспертизы в рамках судебного разбирательства имеет большое практическое значение.

Литература:

  1. Демидова Т. В. Проблемные вопросы назначения судебных экспертиз [электронный ресурс] — режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/problemnye-voprosy-naznacheniya-sudebnyh-ekspertiz
  2. Зинин А. М., Горянов Ю. И. Использование института судебной экспертизы в условиях реализации принципа состязательности в уголовном судопроизводстве // Lex Russica (Научные труды МГЮА). — 2005. — № 3. — С. 497–513
  3. Костюковский К. М. К вопросу о назначении экспертизы // Уголовный процесс. — № 6. — 2011. — С. 31–39

Основные термины(генерируются автоматически): судебная экспертиза, алгоритм действий эксперта, назначение экспертизы, предоставление ответа, эксперт, правовой характер, суд, судебное разбирательство, огнестрельное оружие, оперативно-розыскной характер.

Источник: https://moluch.ru/archive/285/64136/

Экспертное заключение: 8 вопросов, на которые защитник должен найти ответы

Вопросы правового характера эксперту

Материал подготовлен по материалам сайта Центр экспертиз  – Niex.ru

Экспертное заключение: 8 вопросов, на которые защитник должен найти ответы

Экспертное заключение – одно из важнейших доказательств в суде. Об этом должны помнить стороны, участвующие в судебном процессе. Особое внимание этому виду доказательства должны уделять защитники.

Это значит, что адвокаты должны руководствоваться определённой методикой работы с заключениями экспертов, правильно оценивать их достоверность, то есть устанавливать их соответствие и действительности.

Существуют два способа оценки научной достоверности заключения эксперта (адвокаты должны использовать их в сочетании):

  1. анализ условий и методов проведенных исследований;
  2. сопоставление выводов экспертов с другими доказательствами, содержащими сведения о предмете исследования, то есть анализ заключения эксперта в частной системе доказательств.

Использование двух этих способов подразумевает поиск ответов на восемь вопросов.

1. Компетентен ли эксперт? Правомочен ли отвечать на поставленные вопросы? Не было ли фальсифицировано заключение?

Большинство судебных экспертиз в России проводят специально подготовленные эксперты. Как правило, это – сотрудники государственных учреждений судебной экспертизы. При изучении заключения экспертизы защитнику необходимо в первую очередь обращать внимание на компетентность эксперта.

Как это выяснить? 

Эти данные адвокат может почерпнуть из вводной части заключения.

Пример из судебной практики

Гражданина А. признали виновным в том, что, находясь в состоянии алкогольного опьянения, в процессе возникшей с потерпевшим Б. ссоры на почве личных неприязненных отношений, он умышленно нанес удары руками и ногами в различные части тела потерпевшего.

Потерпевший в результате получил легкие телесные повреждения в виде ссадин и кровоподтеков на лице и подмышечной области справа, а также у него возникла субдуральная гематома височно-теменной области, которая относится к тяжким телесным повреждениям, что привело к смерти потерпевшего.

В основу обвинительного приговора суд положил заключение судебно-медицинской экспертизы. При этом суд в приговоре указал, что «компетентность эксперта К. и его заключение у суда сомнений не вызывает».

Защитник подал надзорную жалобу, в которой поставил под сомнение это утверждение суда и указал, что суд не учел, что К. судмедэкспертом не является и никогда им не был, а являлся хирургом ЦРБ.

Указанное обстоятельство, по мнению защиты, имело большое значение. Надзорная инстанция согласилась с мнением защиты, и приговор по делу С.

был отменен, дело направлено на новое судебное рассмотрение и впоследствии по делу вынесен оправдательный приговор.

Правомочен ли эксперт отвечать на поставленные перед ним вопросы?

Другая разновидность некомпетентности эксперта вытекает еще и из неправомерных вопросов к эксперту, когда тот не только неправомочен отвечать на конкретный вопрос, но и попросту некомпетентен в этой области.

Пример из судебной практики

В описанном выше деле следователем был поставлен вопрос: мог ли потерпевший нормально жить и мыслить после получения черепно-мозговой травмы? Судебно-медицинский эксперт ответил на поставленный вопрос следователя, хотя ответ на данный вопрос выходил за пределы компетенции судмедэксперта и требовал привлечения экспертов других специальностей. Защита обратила внимание в надзорной жалобе на это обстоятельство, что послужило одним из оснований для отмены приговора.

К некомпетентности также можно отнести фальсификацию в области экспертизы.

Например, следователь напечатал от имени несуществующего эксперта «заключение» с категорическим выводом, в котором указано, что «след пальца на месте происшествия оставлен обвиняемым».

Под выводами он изобразил подпись эксперта и предъявил обвиняемому, в результате чего тот сознался в преступлении. А тем временем, след пальца, хотя и изымали с места происшествия, невозможно было идентифицировать.

2. Предупреждали ли эксперта об ответственности?

Защитник должен убедиться, что эксперта предупредили об ответственности по ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложного заключения, о чем говорит и подписка (ст. 57 УПК РФ).

На практике это простое и легко выполнимое требование закона выполняется далеко не всегда.

Пример из судебной практики

По делу А., осужденной по приговору Пермского областного суда к 8 годам лишения свободы за организацию убийства своего мужа, была проведена СМЭ трупа гр-на А-на. Однако в нарушение закона судебно-медицинский эксперт не предупреждался об ответственности по ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложного заключения, и у него об этом не отбиралась подписка.

Верховный Суд РФ согласился с этими доводами защиты и отменил приговор, направив дело на новое рассмотрение.

Практика показывает, что по дополнительным экспертизам (чаще всего СМЭ) экспертов, проводящих исследование, почему-то не предупреждают об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ и им не разъясняют требования ст. 57 УПК РФ.

3. Были ли подвергнуты исследованию подлинные объекты?

Защитник должен убедиться, что исследованию подвергнуты те самые объекты, которые изъяты с места происшествия, что не произошло смешения вещественных доказательств с образцами и т. п.

Как это сделать? Следует сопоставить индивидуальные признаки вещественных доказательств в протоколах их изъятия, осмотра с описанием объектов исследования в заключении эксперта.

Пример из судебной практики

Гражданина В. признали виновным в незаконном приобретении с целью сбыта наркотических средств в крупных размерах и в совершении контрабанды. Находясь в г. Санкт-Петербурге, куда прибыл из Латвии, В. приобрел наркотическое средство «марихуану» в количестве 2853,8 гр у неустановленного лица.

Приобретенное наркотическое средство он спрятал в запасном автомобильном колесе управляемого им по доверенности автомобиля, а 5,3 гр «марихуаны» – в аптечке, находящейся в салоне автомобиля.

Чтобы перевезти «марихуану» в Латвию он прибыл на автомобиле на таможенный пункт «Лудонка» Пыталовской таможни, где скрыл от работников таможенной службы наличие у него предметов, запрещенных к вывозу – наркотических средств, не задекларировав и не предъявив их таможенному наряду.

При осмотре автомобиля в тот же день работниками таможни «марихуана» в количестве 6,3 гр была обнаружена и изъята, а при проведении дополнительного осмотра автомобиля была обнаружена и изъята «марихуана» в количестве 2847,5 гр, спрятанная в запасном колесе автомобиля. Признавая В.

виновным в совершении указанных преступлений, суд в приговоре сослался на заключения проведенных по делу двух химических экспертиз, согласно которым вещество растительного происхождения, изъятое в машине В., весом 6,3 гр и 2847,5 гр, является наркотическим средством – «марихуаной».

При этом ссылка на это доказательство была сделана при отсутствии достоверных данных о том, что предметом исследования эксперта действительно явилось вещество, изъятое из автомобиля, которым управлял В.

Так, согласно акту таможенного досмотра «растительное вещество, изъятое из автомобильной аптечки в салоне автомобиля В., находилось в стеклянной баночке емкостью 100 мл.

Баночка была упакована и опечатана пломбой ТК-01908». О наличии этой пломбы на упаковке указано и в акте о взвешивании указанного вещества.

На экспертизу же вещество доставлено «в аптечном флаконе», причем емкостью не 100 мл, как указано ранее, а 50 мл.

«Сверток, в котором находился флакон с веществом, был опломбирован пломбой ТК-91920», а не ТК-01908, как ранее. Обнаруженное в запасном колесе в автомобиле В. растительное вещество весом 3287,36 гр.

, согласно протоколу осмотра, «было упаковано в целлофановый мешок, который был опечатан пломбой ТК-01920». На экспертизу же вещество доставлено «в мешке из ткани типа «камуфляж». Мешок затянут металлической нитью и опломбирован пломбой ТК-01920.

Чистый вес вещества без упаковки составил 2847,5 гр.».

Несмотря на существенное различие в описании упаковок, в которых находилось вещество, изъятое в автомашине В., а также существенное расхождение в весе изъятого вещества до направления его на исследование эксперту и при поступлении на исследование, суд эти противоречия не устранил, что впоследствии лишило доказательственного значения результаты двух химических экспертиз, проведенных по делу.

В дальнейшем по надзорной жалобе адвоката приговор по делу В. был отменен, дело было направлено на новое рассмотрение, по результатам которого В. был оправдан.

4. Удовлетворяют ли образцы, представленные на экспертизу, общим требованиям?

Адвокат должен убедиться, что образцы, представленные на экспертизу, удовлетворяют требованиям несомненности происхождения, репрезентативности, сопоставимости.

Пример из судебной практики

По делу А. была проведена судебно-баллистическая экспертиза. Согласно постановлению о назначении указанной экспертизы, пулю изъяли с места происшествия.

В то же время из протокола осмотра места происшествия следовало, что никаких пуль с места происшествия не изымалось.

О том, что пуля была изъята именно с места происшествия, свидетельствовали и другие документы, имеющиеся в материалах уголовного дела.

В материалах уголовного дела имелся протокол изъятия пули в морге при осмотре одежды умершего А. работниками милиции.

Однако, как впоследствии пуля попала к следователю прокуратуры, который расследовал данное уголовное дело, было неясно. В материалах уголовного дела не было никаких сведений об этом.

Кроме этого, такое следственное действие, как изъятие, вообще не предусмотрено нормами УПК РФ.

Изъятие пули происходило в рамках уже возбужденного уголовного дела, и поэтому необходимо было проводить выемку или обыск. Из протокола следовало, что при изъятии пуля не упаковывалась. Однако на баллистическую экспертизу пуля поступила «упакованной в полиэтиленовый пакет с приклеенной этикеткой с надписью, удостоверяющей содержимое, и подписью следователя».

Где, когда, кем и при каких обстоятельствах данная пуля упаковывалась, было неизвестно. Вполне очевидным стало сомнение в том, та ли пуля попала на баллистическую экспертизу.

Так, из протокола изъятия следовало, что «изымалась пуля в оболочке из желтого металла», а из заключения баллистической экспертизы – что «пуля была из металла оранжевого цвета».

Не совпадали и размеры обнаруженной пули и пули, поступившей на баллистическую экспертизу.

Из заключения СМЭ следовало, что при исследовании джемпера убитого А. выпала пуля оболочечная диаметром 0,7 см, длиной 1,3 см. В то же время по заключению баллистической экспертизы размеры пули были совсем другие.

Все эти обстоятельства были указаны защитой в надзорной жалобе и послужили основанием для признания судебно-баллистической экспертизы незаконной.

5. Обоснованы ли научно выводы эксперта?

Выводы эксперта могут не признать научно достоверными, если исходные научные данные, положенные экспертом в основу выводов, недостаточно научно обоснованы.

Защитник должен выяснить, не собирал ли эксперт самостоятельно материалы и объекты для производства экспертизы.

Пример из судебной практики

По одному из уголовных дел судебная коллегия по уголовным делам Липецкого областного суда указала, что согласно п. 2 ч. 4 ст. 57 УПК РФ эксперт не вправе самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования.

Из материалов дела следовало, что 02.12.2008 следователь Е. А. вынес постановление о назначении по делу СМЭ. Согласно данному постановлению, в распоряжение эксперта следователь предоставлял копию постановления, подэкспертного Б. Р. и материалы уголовного дела.

Из описательно-мотивировочной части заключения экспертов следовало, что Б. Р. был осмотрен экспертом и направлен к травматологу в поликлинику № 1.

Затем судмедэксперт сослался на сведения, изложенные в амбулаторной карте поликлиники № 1 на имя Б. Р., и сделал вывод о наличии у потерпевшего ушиба копчика.

Однако данных о том, что амбулаторная карта была истребована следователем, приобщена к материалам уголовного дела в качестве вещественного доказательства, не имелось.

Каким образом медкарта оказалась в распоряжении эксперта, установить не представилось возможным.

Исходя из этого, судебная коллегия сочла, что заключение СМЭ было основано на необъективных, недостоверных данных, в связи с чем оно является недопустимым доказательством.

Поскольку заключение эксперта было признано недопустимым доказательством, оснований для утверждения, что потерпевшему Б. Р.

в результате действий подсудимых было причинено насилие, опасное для жизни и здоровья, не имелось.

6. Являются ли проведенные экспертами исследования полными?

Защитник может проанализировать выполненные экспертами исследования с точки зрения известной ему методики соответствия действующим ведомственным инструкциям и правилам.

Как это сделать? Согласно ч. 1 ст. 204 УПК РФ, в заключении эксперта указываются объекты исследований и материалы, представленные для производства судебной экспертизы, содержание и результаты исследований с указанием примененных методик.

Пример из судебной практики

Источник: https://zakon.ru/blog/2020/3/26/ekspertnoe_zaklyuchenie_8_voprosov_na_kotorye_zaschitnik_dolzhen_najti_otvety

7 процессуальных ошибок при назначении судебной экспертизы

Вопросы правового характера эксперту

Андрей Комиссаров

Руководитель коллегии адвокатов “Комиссаров и партнеры”, адвокат (адвокатская палата Санкт-Петербурга)

специально для ГАРАНТ.РУ

Заключение эксперта – один из источников сведений, на основании которых суд устанавливает факты, имеющие существенное значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Как и любое другое доказательство, оно будет иметь юридическую силу при условии, что получено с соблюдением закона.

В этой колонке я рассмотрю ошибки, которые допускаются судом при назначении экспертизы в гражданском процессе и возможности их предупреждения во избежание затягивания сроков для рассмотрения дела, признания заключения эксперта недопустимым доказательством, а также увеличения расходов по делу.

 

Порядок назначения экспертизы

Процедура назначения экспертизы в гражданском процессе регламентируется ст. 79-80 Гражданского процессуального кодекса.

Назначение судебной экспертизы осуществляется судом по собственной инициативе или по ходатайству лиц, участвующих в процессе. В ряде дел, таких как дела о признании гражданина недееспособным, проведение экспертизы является обязательным процессуальным действием (ст. 283 ГПК РФ).

Экспертиза может быть назначена как на стадии подготовки к судебному разбирательству, так в и процессе самого судебного разбирательства.

Поводом для проведения экспертизы является возникновение в деле вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, и для разрешения которых недостаточно опросить в судебном заседании специалиста. Назначение экспертизы должно быть обоснованным.

Перед вынесением определения о назначении экспертизы суд:

  • устанавливает факты, для подтверждения которых необходимо проведение экспертизы;
  • определяется с видом экспертизы;
  • выбирает судебно-экспертное учреждение или эксперта (экспертов);
  • рассматривает ходатайства об отводе экспертов, если таковые имеются;
  • формулирует круг вопросов, по которым требуется заключение эксперта;
  • обозначает дату назначения экспертизы и дату, не позднее которой заключение должно быть составлено и направлено экспертом в суд;
  • решает вопрос о предоставлении эксперту материалов и документов для сравнительного исследования, особые условия обращения с ними, если это необходимо;
  • определяет за чей счет должна быть проведена экспертиза.

Выбор эксперта и определение круга вопросов осуществляются судом с учетом мнения участников процесса. Отклоняя вопросы, предложенные стороной по делу, суд обязан мотивировать свое решение.

определения о назначении экспертизы должно соответствовать требованиям ст. 80, ст. 225 ГПК РФ.

Эксперт предупреждается судом или руководителем судебно-экспертного учреждения об ответственности, предусмотренной ст. 307 Уголовного кодекса.

Далее, суд имеет право воспользоваться правом, представленным ст. 216 ГПК РФ, и приостановить производство по делу.

Ошибки в судебной практике

Анализ правоприменительной практики в этом вопросе приведен в Обзоре судебной практики по применению законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам, утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 14 декабря 2011 года (далее – Обзор). Изучение обобщений, проведенных на уровне верховных судов субъектов РФ, показывает, что Обзор сохраняет актуальность и в настоящий момент. Приведем типичные ошибки судов при назначении экспертизы.

Не указано наименование вида экспертизы. В отдельных случаях вместо названия экспертизы суды указывали ожидаемые от исследования результаты. Так, в одном определении экспертиза была названа: “судебная экспертиза по определению рыночной стоимости заложенного имущества”. Назначаются несуществующие виды экспертиз.

Перечень возможных видов судебных экспертиз содержится в Приказе Минюста России от 27 декабря 2012 г.

№ 237 “Об утверждении Перечня родов (видов) судебных экспертиз, выполняемых в федеральных бюджетных судебно-экспертных учреждениях Минюста России, и Перечня экспертных специальностей, по которым предоставляется право самостоятельного производства судебных экспертиз в федеральных бюджетных судебно-экспертных учреждениях Минюста России”.

Неверно определен вид экспертизы. Судом на разрешение эксперта поставлены вопросы, на которые не могли быть получены ответы в результате указанного в определении вида экспертизы.

Неверно указан тип экспертизы (повторная или дополнительная). Повторная экспертиза согласно ст. 87 ГПК РФ, ст. 20 Федерального закона от 31 мая 2001 г.

№ 73-ФЗ “О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации” назначается судом, когда есть основания сомневаться в объективности и обоснованности заключения эксперта.

Дополнительная экспертиза, как правило, имеет место быть при выявлении неясности, неточности, неполноте выводов эксперта. Эта ошибка может повлечь неверное решение вопроса о том, возможно ли поручение этой же экспертизы тому же эксперту.

Не определены даты проведения экспертизы и даты предоставления суду заключения эксперта.

При определении сроков судьи руководствуются Методическими рекомендациями по производству судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях системы Министерства юстиции Российской федерации, утв.

приказом Минюста России от 20 декабря 2002 года № 346, а также сложившейся практикой по срокам проведенных ранее экспертиз. Отсутствие конкретной даты в определении о назначении экспертизы также приводит к неопределенности, и как следствие затягиванию процесса во времени.

Ошибочный выбор экспертного учреждения или эксперта. Не всегда предварительно выяснялась возможность конкретного экспертного учреждения провести необходимые вид экспертизы, наличие соответствующей материально-технической базы или условий для проведения экспертизы.

Не составлялся протокол судебного заседания или составлялся с нарушением ст. 228 ГПК РФ. Обязанность суда – составлять протокол при проведении каждого отдельного процессуального действия.

Применительно к назначению экспертизы в протоколе подлежат обязательному отражению: лицо, ходатайствующее о назначении экспертизы, сведения о разъяснении прав участникам процесса и последствий уклонения от экспертизы, данные о представление сторонами вопросов для исследования, обсуждений выбора эксперта, заявления отводу эксперта.

На разрешение экспертам ставились вопросы правового характера. Например, разрешение такие вопросов, как: “Соответствовали ли действия истца и ответчика перед столкновением ПДД, и если нет, то какие пункты ПДД были нарушены?” или “Нуждается ли данный гражданин в установлении опеки?” относится к компетенции суда, и ставить их перед экспертом считается недопустимым.

В большинстве из перечисленных нарушений определение о назначении судебной экспертизы и материалы для ее проведения возвращаются из экспертного учреждения без исполнения обратно в суд для уточнения соответствующих пунктов. Данное обстоятельство приводит к затягиванию сроков разрешения дела по существу.

Возможности участников процесса

Ошибкой со стороны участников процесса является пассивное поведение в процессе и предоставление решений всех вопросов, касающихся назначения экспертизы, на откуп суду и другой стороне по делу.

Важно ясно представлять возможности того или иного вида экспертизы и результаты, которые она может дать. В ходатайстве о назначении экспертизы необходимо обосновать ее назначение и указать конкретный факт, для установления которого требуется специальные знания.

Предложенные на разрешение эксперта вопросы должны быть конкретны, понятны, корректно сформулированы и последовательны. Для этого можно воспользоваться специальной литературой или проконсультироваться со специалистом.

Предлагая суду эксперта, желательно предварительно провести мониторинг уже проведенных ранее аналогичных судебных экспертиз и экспертов, работающих в нужной сфере, и предоставить суду информацию об экспертном учреждении или данные эксперта (экспертов) с указанием сведений об их компетентности, стаже эксперта, сроков, за которые он проведет экспертизу, и стоимость его услуг.

При назначении экспертизы по инициативе суда также важно активно пользоваться предоставленными сторонам процессуальными правами, контролировать внесение соответствующих замечаний в протокол судебного заседания и знакомиться с вынесенным определением о назначении экспертизы.

Последнее приобретает особое значение в связи с тем, что формально законодатель дает возможность принесения частной жалобы на определение суда о назначении экспертизы только в отношении вопросов, связанных с судебными расходами (ст. 104 ГПК РФ), а также приостановлении производства по делу (ст. 218 ГПК РФ).

Это мотивируется тем, что определение суда о назначении экспертизы само по себе не исключает возможность дальнейшего движения дела и в соответствии со ст. 331 ГПК РФ частные жалобы на определения суда такого рода не подаются. Возможность обжалования определения отсутствует и в ст. 80 ГПК РФ, касающейся непосредственно определения суда о назначении экспертизы.

Право оспорить выбор суда в отношении эксперта и круга вопросов процессуальное законодательство не предоставляет. В случае вынесения неблагоприятного решения возможно включить свои доводы в аппеляционную жалобу, воспользовавшись правом, указанным в п. 3 ст. 331 ГПК РФ.

Источник: https://www.garant.ru/ia/opinion/author/komissarov/1228643/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.