Суд апелляционной инстанции не вправе предрешать вопросы

Ст. 389.19 УПК РФ с ми

Суд апелляционной инстанции не вправе предрешать вопросы

Статья 389.19 УПК РФ. Пределы прав суда апелляционной инстанции – размещена в Третьей части Тринадцатого раздела Главы 45.1 Уголовно-процессуального Кодекса РФ. Представленная ниже небольшая статья состоит из четырёх частей текста. Рассмотрим вкратце о чём говорится в ст. 389.19 УПК РФ с нашими ми к ней.

Статья 389.19 УПК РФ. Пределы прав суда апелляционной инстанции

  1. При рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке суд не связан доводами апелляционных жалобы, представления и вправе проверить производство по уголовному делу в полном объёме.

  2. Если по уголовному делу осуждено несколько лиц, а апелляционные жалоба или представление принесены только одним из них либо в отношении некоторых из них, суд апелляционной инстанции вправе проверить уголовное дело в отношении всех осуждённых.

  3. Указания суда апелляционной инстанции обязательны для суда первой инстанции и для прокурора, если уголовное дело возвращено для устранения обстоятельств, препятствующих вынесению законного и обоснованного решения.

  4. При отмене приговора или иного судебного решения и передаче уголовного дела на новое судебное разбирательство либо при возвращении уголовного дела прокурору суд апелляционной инстанции не вправе предрешать вопросы о:1) доказанности или недоказанности обвинения;2) достоверности или недостоверности того или иного доказательства;3) преимуществах одних доказательств перед другими;

    4) виде и размере наказания.

Несмотря на то что согласно ч.

1 комментируемой статьи при рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке суд не связан доводами апелляционных жалобы или представления и вправе проверить производство по уголовному делу в полном объёме, независимо от изложенных в них доводов, т.е.

, по сути, в ревизионном порядке, следует помнить, что рассмотрение дела не только в суде первой инстанции, но и в апелляционном порядке (в данном случае “рассмотрение” следует понимать прежде всего как принятие судом решения) может производиться лишь в пределах того обвинения, которое было предъявлено обвиняемому на предварительном расследовании (ст. 252 гл. 35), ибо производство по уголовному делу в суде апелляционной инстанции осуществляется в порядке, установленном в том числе и гл. 35 УПК, регулирующей общие условия судебного разбирательства (ч. 1 ст. 389.13).

Представляется, что когда в ходе судебного рассмотрения в апелляционной инстанции выяснится необходимость переквалификации деяний обвиняемого согласно уголовному закону о более тяжком преступлении, то апелляционная инстанция не может сама вынести новый приговор или изменить прежний, а дело в этом случае, как правило, должно быть направлено на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции (причём при том непременном условии, что вопрос о пересмотре приговора в сторону, неблагоприятную для обвиняемого, ставит прокурор, либо потерпевший, либо частный обвинитель, что следует из положений ст. 389.24). Однако следует иметь в виду, что и при новом рассмотрении дела в суде первой инстанции новая квалификация деяний подсудимого в соответствии с законом о более тяжком преступлении также будет невозможна, за исключением случаев, когда на предварительном расследовании такое более тяжкое обвинение однажды уже предъявлялось обвиняемому (но было впоследствии ошибочно скорректировано в менее суровую сторону). О том, каким может быть в данном случае выход из ситуации, см. п. 4 комvtynfhbz к ст. 252 настоящего Кодекса. Вместе с тем апелляционная инстанция, отменив приговор, вправе без направления дела в суд первой инстанции усилить наказание, изменив приговор (опять-таки лишь при условии, если об этом просит сторона обвинения).

Если часть обвинения получает самостоятельную квалификацию, при наличии которой дело подлежит прекращению (например, вследствие истечения срока давности или акта амнистии), то апелляционная инстанция отменяет приговор и прекращает уголовное дело в этой части.

Представляется, что с учётом возможностей судебного следствия, которое может проводиться в суде апелляционной инстанции, закон не ограничивает апелляционную инстанцию в полномочии вносить в приговор изменения, основанные на не установленных судом первой инстанции обстоятельствах или отвергнутых им доказательствах. Таким образом, суд апелляционной инстанции, принимая по делу итоговое решение, вправе отвергать обстоятельства, признанные установленными судом первой инстанции, и признавать установленными иные обстоятельства.

Указания апелляционной инстанции в случае возвращения ей дела на новое судебное разбирательство не должны предрешать выводы суда первой инстанции относительно существа уголовного дела (т.е. по вопросам доказанности обвинения, квалификации преступления, наказания) при новом его рассмотрении.

КС РФ сформулировал по этому вопросу правовую позицию в отношении прежнего кассационного производства, которая применима, по нашему мнению, и к апелляции: “…

Судья или суд, несогласный с мнением суда (кассационной) инстанции, сформулированным применительно к самому существу уголовного дела и выступающим, по его мнению, в качестве препятствия для вынесения законного, обоснованного и справедливого приговора, вправе при новом рассмотрении дела, подчиняясь только Конституции Российской Федерации и федеральному закону (часть 1 статьи 120 Конституции Российской Федерации), принять процессуальное решение самостоятельно в пределах собственной компетенции. Иное истолкование… означало бы нарушение закреплённых в Конституции Российской Федерации принципов самостоятельности суда и судей и их независимости”.

Пленум ВС РФ также разъяснил, что суд не вправе давать указания, предрешающие выводы органов дознания, предварительного следствия и суда, поскольку при повторном рассмотрении дела суд первой инстанции обязан решить вопросы о виновности или невиновности подсудимого, о применении уголовного закона и о назначении наказания, исходя из принципа свободы оценки доказательств.

Однако следует обратить внимание на то, что в комментируемой статье не установлено запрета суду апелляционной инстанции предрешать вопрос о применении уголовного закона в части квалификации преступлений (а лишь о виде и размере наказания) в своём решении о направлении дела в суд первой инстанции для нового рассмотрения, что, на наш взгляд, противоречит указанной выше правовой позиции КС РФ и, следовательно, конституционным принципам самостоятельности и независимости суда.

Определение КС РФ от 05.11.2004 N 380-О по запросу Всеволожского городского суда Ленинградской области о проверке конституционности части шестой статьи 388 и части первой статьи 402 УПК РФ // Вестник КС РФ. 2005. N 2.

Источник: http://xn----8sbahjdg1bucp4cc.xn--p1ai/detail3037.html

ВС: Указание кассацией на отсутствие оценки доказательств не является основанием для обжалования судебного акта

Суд апелляционной инстанции не вправе предрешать вопросы

Верховный Суд опубликовал Определение от 26 августа № 307-ЭС20-1730, в котором отметил, что кассация вправе учитывать доводы, которые не приняли во внимание нижестоящие инстанции.

МИФНС № 7 по Калининградской области (далее – инспекция № 7) в адрес ООО «Итар» выставила требования № 1010 об уплате недоимки по акцизам на алкогольную продукцию с долей этилового спирта свыше 9% на сумму 310 млн руб. и № 1011 об уплате недоимки в размере 61 млн руб. по акцизам на спирт этиловый из пищевого сырья.

В связи с неисполнением обязанности по уплате инспекция вынесла решения № 1154 и № 1155 о взыскании задолженности за счет денежных средств на счетах налогоплательщика в банках, а также электронных денежных средств.

Управление ФНС по Калининградской области, рассмотрев апелляционную жалобу налогоплательщика, оставило решения инспекции без изменения.

Посчитав свои права нарушенными, общество обратилось в Арбитражный суд Калининградской области с заявлением о признании решений налоговой инспекции о взыскании налога, сбора, страховых взносов, пеней, штрафа, процентов за счет денежных средств на счетах налогоплательщика в банках, а также электронных денежных средств незаконными и их отмене.

Также общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании Межрайонной инспекции ФНС № 9 (далее – инспекция № 9) по г. Калининграду утратившей возможность взыскания недоимки по акцизам, пеням и штрафам, указанным в требовании от 10 апреля 2017 г. № 63380, в связи с истечением срока взыскания (дело № А21-4089/2019).

Определением АС Калининградской области по ходатайству инспекции № 9 дела были объединены в одно производство.

Суд, частично удовлетворяя требования, пришел к выводу, что взыскиваемые по оспариваемым решениям суммы акцизов не соответствовали действительной обязанности налогоплательщика перед бюджетом.

Кроме того, арбитражный суд признал, что на момент бесспорного взыскания ранее приостановленных к взысканию сумм акцизов инспекция № 9 пропустила установленные налоговым законодательством сроки.

Таким образом, суд признал недействительными решение № 1154 в полном объеме; решение № 1155 – в части взыскания 52 млн руб. налогов. В остальной части в удовлетворении требований отказал. Также были признаны безнадежными к взысканию задолженность по акцизам на спирт этиловый из пищевого сырья в сумме почти 44 млн руб. и пени на сумму порядка 4 тыс. руб.

; по акцизам на алкогольную продукцию с долей этилового спирта свыше 9% – в сумме почти 274 млн руб. и пени около 444 тыс. руб., а также денежные взыскания за нарушение законодательства о налогах и сборах в сумме 400 руб. в связи с утратой инспекцией № 9 возможности принудительного взыскания указанной задолженности в связи с истечением сроков.

Апелляция оставила решение первой инстанции в силе.

Кассация, в свою очередь, указала, что, удовлетворяя требования общества о признании решений налогового органа недействительными и определяя действительную налоговую обязанность налогоплательщика, суды освободили заявителя от доказывания факта исполнения налоговых обязательств и не учли непредставление доказательств, подтверждающих выполнение налоговой обязанности в размере, превышающем его действительные обязательства. При этом судами в отсутствие указания мотивов не приняты во внимание признание обществом задолженности по акцизам и ее размер, отраженные в акте совместной сверки расчетов, проведенной между сторонами по инициативе суда.

Кассация отметила, что в отсутствие должного обоснования суды не приняли в качестве доказательств по делу и не оценили представленные инспекцией № 7 данные ЕГАИС, решения по камеральным налоговым проверкам налоговых деклараций по акцизу и сами декларации. Кроме того, суды обеих инстанций в нарушение положений ст. 71, 168 и 170 АПК РФ не дали правовой оценки доводам инспекции № 9 о наличии признаков злоупотребления правом со стороны общества при подаче уточненной налоговой декларации за октябрь 2014 г.

Как указывала инспекция № 9, обществом с 2013 г. представлялись налоговые декларации по акцизам с начислениями по одним налоговым периодам с одновременным представлением деклараций за предшествующие периоды с уменьшением налоговых обязательств за счет как обнуления налоговой базы при неизменности данных ЕГАИС, так и отражения налоговых вычетов по использованному сырью.

По мнению налогового органа, посредством таких действий налогоплательщик формировал искусственную «переплату», получая федеральные специальные марки для маркировки алкогольной продукции (которые выдаются только при отсутствии задолженности), и затруднял применение мер принудительного взыскания. Всего налогоплательщиком было представлено более 450 налоговых деклараций по 84 налоговым периодам 2012–2018 гг., из которых более 350 – уточненные.

В итоге кассационный суд отменил акты нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. Посчитав, что кассация превысила свои полномочия, общество обратилось в Верховный Суд.

Определением судьи Верховного Суда Татьяны Завьяловой в передаче жалобы общества в Судебную коллегию по экономическим спорам было отказано. Заместитель председателя ВС, председатель Судебной коллегии по экономическим спорам Олег Свириденко отменил определение и передал кассационную жалобу на рассмотрение коллегии.

Рассмотрев материалы дела, Верховный Суд отметил, что доводы кассации и приведенные доказательства имели значение для правильного разрешения спора и подлежали правовой оценке наряду с другими доказательствами, представленными в материалы дела. Из последних следует, что указанные в них доводы неоднократно заявлялись налоговым органом при рассмотрении спора в первой и апелляционной инстанциях, но оценки со стороны судов не получили.

Судебная коллегия ВС посчитала, что допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм процессуального права, на которые обоснованно указала кассация, существенны, они повлияли на законность судебного решения и лишили заинтересованное лицо возможности реализации прав, гарантированных АПК РФ, в том числе права на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон (ст. 8 и 9). «В связи с этим суд кассационной инстанции пришел к правильному выводу о наличии предусмотренных законом оснований для отмены принятых по делу судебных актов», – подчеркивается в определении.

При этом, заметил ВС, суд округа действовал в пределах полномочий, предусмотренных п. 3 ч. 1 ст.

287 АПК, согласно которому арбитражный суд кассационной инстанции вправе отменить или изменить решение первой инстанции и (или) постановление апелляционной инстанции полностью или в части и направить дело на новое рассмотрение в соответствующий арбитражный суд, решение (постановление) которого отменено или изменено, если этим судом нарушены нормы процессуального права, являющиеся в соответствии с ч. 4 ст. 288 Кодекса основанием для отмены принятого им акта, или если выводы, содержащиеся в обжалуемых документах, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела или имеющимся в нем доказательствам.

«В то же время с соблюдением положений ч. 2 ст.

287 АПК РФ суд округа не устанавливал и не считал доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении либо были отвергнуты судами первой и апелляционной инстанций, не предрешал вопросы о достоверности или недостоверности доказательств, преимуществе одних доказательств перед другими, о том, какая норма материального права должна быть применена и какое решение должно быть принято при новом рассмотрении дела», – подчеркивается в документе.

Таким образом, заключил Суд, оставляя жалобу без удовлетворения, довод заявителя о том, что кассация превысила свои полномочия, основан на неправильном толковании норм процессуального права.

В комментарии «АГ» адвокат, партнер КА г. Москвы № 5 Вячеслав Голенев заметил, что Судебная коллегия по экономическим спорам затронула немаловажный вопрос о пределах проверки судебной акта «первой кассацией».

По его мнению, дело также примечательно тем, что определение об отказе в передаче кассационной жалобы было отменено зампредом ВС Олегом Свириденко, который ушел в отставку.

ВС разъяснил правила рассмотрения арбитражных дел в кассацииСоответствующее постановление принято в режиме веб-конференции с несущественными изменениями
Вячеслав Голенев добавил, что выводы Верховного Суда верны по существу и мотивировка соответствуют последним разъяснениям о суде кассационной инстанции.

«Однако не могу не отметить, что столь редкое “сохранение в силе” Судебной коллегией по экономическим спорам судебного акта нижестоящей инстанции проявилось в деле налогоплательщика против государства.

На мой взгляд, ВС в данном случае решил не вмешиваться в ход процесса по делу, хотя по фабуле имелась “почва” для разработки качественной правовой позиции», – резюмировал он.

Адвокат, партнер юридической компании Tenzor Consulting Антон Макейчук также обратил внимание, что данная правовая позиция стала следствием отмены Олегом Свириденко определения об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в заседании Коллегии по экономическим спорам. «Следует отметить, что указанным правом, предусмотренным ч. 8 ст. 291.6 АПК, зампред ВС пользовался в последние несколько месяцев особенно часто, но в большинстве случаев Экономколлегия оставляла обжалуемые акты без изменения», – заметил он.

Антон Макейчук добавил, что и в определении Татьяны Завьяловой, и в определении Судебной коллегии по экономическим спорам отмечается, что кассационная инстанция не вышла за пределы полномочий, предусмотренных ст. 286, 287 АПК.

«Исходя из содержания определения, прослеживается, что суды первой и апелляционной инстанций не учли ряд доводов налогового органа, что является нарушением п. 2 ч. 4 ст.

170 АПК, согласно которому в решении суда должны быть указаны мотивы, по которым суд отверг те или иные доказательства, принял или отклонил приведенные в обоснование своих требований и возражений доводы лиц, участвующих в деле.

Более того, ВС учел, что кассационная инстанция решение не принимала решение по существу спора – при новом рассмотрении спора в первой инстанции лица, участвующие в деле, вправе приводить свои доводы по всем возникающим в ходе рассмотрения вопросам, представлять соответствующие доказательства и иным образом обосновывать свою позицию», – подчеркнул адвокат.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-ukazanie-kassatsiey-na-otsutstvie-otsenki-dokazatelstv-ne-yavlyaetsya-osnovaniem-dlya-obzhalovaniya-sudebnogo-akta/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.