Статья 390 гк

Пределы ответственности цедента по ст. 390 ГК РФ

Статья 390 гк

Статьей 390 Гражданского кодекса Российской Федерации определено, что первоначальный кредитор, уступивший требование, отвечает перед новым кредитором за недействительность переданного ему требования, но не отвечает за неисполнение этого требования должником, кроме случая, когда первоначальный кредитор принял на себя поручительство за должника перед новым кредитором. 

В п. 3 этой же статьи установлено, что в случае передачи недействительного требования, цессионарий вправе требовать от цедента возврата всего переданного по соглашению об уступке и возмещения убытков.

Под недействительным требованием судебная практика понимает как требование, которое возникло бы из обязательства при условии действительности сделки, так и несуществующее требование (например, прекращенное надлежащим исполнением). 

Доктрина и судебная практика стоят на том, что норма п. 1 ст. 390 об ответственности цедента построена императивно. Это означает, что цедент во всех случаях, кроме тех, когда он выступает поручителем должника, несет ответственность, независимо от того, известны ли ему возражения ответчика, способные парализовать уступленное право, или нет.

Цедент также отвечает за то, что уступил требование, которое в момент уступки хотя и было действительным, но в последующем было признано недействительным.

Отсюда можно сделать вывод о том, что и соглашением нового кредитора с первоначальным не может быть    установлено   условие,   исключающее   ответственность последнего за недействительность уступаемого требования.

И.Н. Трепицын обращал внимание на то, что цедент за уступку своего права получает деньги, поэтому «он должен непременно отвечать за действительность или существование передаваемого права, так как иначе выходило бы, что он по возмездному обмену ценностей получает деньги, не предоставляя взамен никакого эквивалента». 

Казалось бы, что сомнений в безусловном характере ответственности цедента нет. Однако далее мы постараемся доказать, что она имеет или должна иметь пределы как минимум в двух случаях.

Первый случай – безвозмездная уступка права требования.

Как известно, закон в общей части прямо не устанавливает, что уступка прав требования обязательно должна совершаться возмездно, а значит, цессия может быть безвозмездной. В этом смысле необходимо обратиться к положениям договора дарения, а именно к п. 3 ст. 576 ГК РФ, которая устанавливает, что дарение прав осуществляется с соблюдением правил статей 382-386, 388, 389 ГК РФ.

Как видно, правила ст. 390 ГК РФ на безвозмездные отношения между цедентом и цессионарием не распространяются.

Аналогичные нормы имеются и в зарубежных кодификациях

Так, согласно 1397 параграфу Австрийского гражданского уложения, если требование уступается без вознаграждения, т.е. в порядке дарения, то цедент не несет ответственность за это требование. 

По обязательственному закону Швейцарии (ст. 171), при безвозмездной уступке требования уступающий не отвечает за действительность требования. 

То же правило имелось и в Проекте Гражданского уложения Российской Империи (1910 г.) в ст. 1687, которая гласила, что уступивший право требования за вознаграждение (курсив мой – А.

Н) отвечает перед приобретателем за действительность требования, разве бы во время уступки ему [приобретателю] было известно о спорности или сомнительности его.

Означенная ответственность состоит в обязанности возвратить полученную сумму». 

Проще говоря, так как привлечение к ответственности могло реализовываться лишь во взыскании ранее уплаченной суммы, то в тех случаях, где подобная оплата отсутствовала, отсутствовала и ответственность. 

Второй случай –  Цедент уступает право требования, которое в момент уступки является предметом судебного разбирательства, более того его существование отрицается ответчиком и при условии, что цессионарий знает о судебном процессе и в договоре цессии есть соответствующее положение.

Для того чтобы вы понять логику наших рассуждений, предлагаем рассмотреть  следующий пример:

А. подал иск против Б. о взыскании денежной суммы по договору займа. Ответчик не признает ни иска, ни права требования, считает его отсутствующим, а поэтому в иске следует отказать. В данном случае конкретные возражения ответчика (например, о том, что он не является стороной правоотношения или, что займ был безнадежен и т.п.) не имеют значения.

Истец, не дожидаясь окончания процесса, уступает свое право требования третьему лицу – С. (Цессионарию).  При этом в договоре цессии указано, что цессионарию известно о том, что уступаемое право оспаривается по [такому-то] делу.

Цессионарий в порядке универсального правопреемства вступает в процесс в качестве истца, а цедент, в свою очередь, становится третьим лицом без самостоятельных требований.

Однако суд в иске к должнику отказывает за недоказанностью существования права требования, то есть считает его отсутствующим, а значит, недействительным.

Затем цессионарий заявляет иск к цеденту о возврате всего переданного и взыскании убытков в силу недействительности уступленного права требования (п.1 ст. 390 ГК), что преюдициально установлено ранее.  

Должен ли цедент нести ответственность по ст. 390 ГК РФ?

Ответ: да, будет.

Как известно, основанием гражданско-правовой ответственности является совершение лицом гражданско-правового правонарушения.

В данной ситуации, такое правонарушение будет заключаться в том, что цедент не исполнил своей обязанности по передаче  права требования, а цессионарий, в свою очередь, обязанность по оплате исполнил взамен ничего не получив.

Получается такая ситуация, при которой цессионарий фактически одаривает цедента, что в его планы не входило и не являлось целью заключенной между сторонами сделки.

В отношении соглашения логика будет такова: если цедент знал или должен был знать о пороке в сделке или ином наличии оснований для ее оспаривания, то он не вправе ссылаться на условие об исключении ответственности за уступку недействительного требования, так как исключение ответственности за умышленное нарушение незаконно в силу п. 4 ст. 401 ГК, а соглашение об этом – ничтожно.

Ответ: нет, не будет.

С другой стороны, мы считаем, что ситуация все-таки меняется тем обстоятельством, что цедент знает, что право: а) является предметом судебной разбирательства; б) оспаривается ответчиком.

В тех случаях, когда цеденту указанное известно, и, несмотря на это, он все равно «покупает» право требования – то он, действуя своей волей и в своем интересе (ст. 2 ГК РФ) сознательно рискует. Такая сделка по существу является алеаторной (рисковой).

Более того, по нашему мнению, правонарушение отсутствует в силу того, что цедент действует добросовестно (п.3 ст.

307 ГК РФ): доводит до сведения приобретателя о судебном оспаривании права, знакомит ему все возможные процессуальные документы (иск, отзыв на иск, протокол заседания и т.п.) а потому, думается, действует без вины.

  В свою очередь, действия цессионария –  это реализация принципа свободы договора в части свободы заключения договора и определения его условий.

Однако здесь необходимо оговориться. Правонарушение отсутствует в тех случаях, когда сделка, являющиеся основанием возникновения прав требования, по своей природе является оспоримой. Поскольку оспоримая сделка считается действительной, пока обратное не будет установлено судом.

  И наоборот, правонарушение будет, если сделка являлась ничтожной (притворной, мнимой). В таком случае, в отношении сторон будет действовать правило  ст. 401 ГК РФ о том, что устранение ответственности за умышленное нарушение обязательства ничтожно.

Объясняется это тем, что в отношении ничтожной сделки цедент не может не знать, что право требования не возникло, в то время как в отношении оспоримой он может добросовестно ошибаться.

Отметим, что с момента уступки доказывание действительности права становится делом нового истца-цессионария, а значит, он свободен в выборе процессуальной тактики, порядку и объему предоставления доказательств и т.д.

Если согласиться с тем, что ответственность безусловна, значит утверждать, что цедент будет отвечать и за процессуальные действия цессионария, который может вообще не ходить в процесс, признавать факты, утверждаемые ответчиком не в свою пользу и иным образом сознательно или бессознательно помогать ответчику.

Поскольку в состязательном процессе суд устанавливает формальную истину, считаем несправедливым привлекать цедента к ответственности за ведение дела цессионарием.

В литературе справедливо отмечается, что “нет серьезных политико-правовых причин, в силу которых стороны, особенно выступающие в качестве предпринимателей, не могли бы перераспределять между собой риск выявления скрытых фатальных пороков в уступаемом праве”.

Более того, законодатель, в нормах посвященных договору финансирования под уступку права требования устанавливает прямо диспозитивное правило. П.1 ст.

827 ГК РФ гласит: «Если договором финансирования под уступку права требования не предусмотрено иное, клиент несет перед финансовым агентом ответственность за действительность денежного требования, являющегося предметом уступки».

  Проще говоря, соглашением  цедента  и цессионария в договоре факторинга может быть исключена ответственность цедента за  действительность  права.  Это   положение,  позволяет  сторонам самостоятельно определить бремя распределения возможных рисков.

В заключение, стоит еще раз вспомнить положения ст. 1687 Проекта Гражданского уложения, в соответствии с которой «уступивший право требования за вознаграждение отвечает перед приобретателем за действительность требования, разве бы во время уступки ему было известно о спорности или сомнительности его (курсив мой – А.Н)»

Спасибо. 

Источник: https://zakon.ru/blog/2015/11/17/predely_otvetstvennosti_cedenta_po_st_390_gk_rf

Глава 24. ГК РФ Перемена лиц в обязательстве (ст.ст. 382 – 392.3) | ГАРАНТ

Статья 390 гк

3. Уступка требования (цессия)

Статья 388. Условия уступки требования

1. Уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону.

2. Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

3. Соглашение между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требования по денежному обязательству не лишает силы такую уступку и не может служить основанием для расторжения договора, из которого возникло это требование, но кредитор (цедент) не освобождается от ответственности перед должником за данное нарушение соглашения.

4. Право на получение неденежного исполнения может быть уступлено без согласия должника, если уступка не делает исполнение его обязательства значительно более обременительным для него.

Соглашением между должником и цедентом может быть запрещена или ограничена уступка права на получение неденежного исполнения.

Если договором был предусмотрен запрет уступки права на получение неденежного исполнения, соглашение об уступке может быть признано недействительным по иску должника только в случае, когда доказано, что другая сторона соглашения знала или должна была знать об указанном запрете.

5. Солидарный кредитор вправе уступить требование третьему лицу с согласия других кредиторов, если иное не предусмотрено соглашением между ними.

Статья 388.1. Уступка будущего требования

1. Требование по обязательству, которое возникнет в будущем (будущее требование), в том числе требование по обязательству из договора, который будет заключен в будущем, должно быть определено в соглашении об уступке способом, позволяющим идентифицировать это требование на момент его возникновения или перехода к цессионарию.

2. Если иное не установлено законом, будущее требование переходит к цессионарию с момента его возникновения. Соглашением сторон может быть предусмотрено, что будущее требование переходит позднее.

Статья 389. Форма уступки требования

1. Уступка требования, основанного на сделке, совершенной в простой письменной или нотариальной форме, должна быть совершена в соответствующей письменной форме.

2. Соглашение об уступке требования по сделке, требующей государственной регистрации, должно быть зарегистрировано в порядке, установленном для регистрации этой сделки, если иное не установлено законом.

Статья 389.1. Права и обязанности цедента и цессионария

1. Взаимные права и обязанности цедента и цессионария определяются настоящим Кодексом и договором между ними, на основании которого производится уступка.

2. Требование переходит к цессионарию в момент заключения договора, на основании которого производится уступка, если законом или договором не предусмотрено иное.

3. Если иное не предусмотрено договором, цедент обязан передать цессионарию все полученное от должника в счет уступленного требования.

Статья 390. Ответственность цедента

1. Цедент отвечает перед цессионарием за недействительность переданного ему требования, но не отвечает за неисполнение этого требования должником, за исключением случая, если цедент принял на себя поручительство за должника перед цессионарием.

Если иное не предусмотрено законом, договор, на основании которого производится уступка, может предусматривать, что цедент не несет ответственности перед цессионарием за недействительность переданного ему требования по договору, исполнение которого связано с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, при условии, что такая недействительность вызвана обстоятельствами, о которых цедент не знал или не мог знать или о которых он предупредил цессионария, в том числе обстоятельствами, относящимися к дополнительным требованиям, включая требования по правам, обеспечивающим исполнение обязательства, и правам на проценты.

2. При уступке цедентом должны быть соблюдены следующие условия:

уступаемое требование существует в момент уступки, если только это требование не является будущим требованием;

цедент правомочен совершать уступку;

уступаемое требование ранее не было уступлено цедентом другому лицу;

цедент не совершал и не будет совершать никакие действия, которые могут служить основанием для возражений должника против уступленного требования.

Законом или договором могут быть предусмотрены и иные требования, предъявляемые к уступке.

3. При нарушении цедентом правил, предусмотренных пунктами 1 и 2 настоящей статьи, цессионарий вправе потребовать от цедента возврата всего переданного по соглашению об уступке, а также возмещения причиненных убытков.

4. В отношениях между несколькими лицами, которым одно и то же требование передавалось от одного цедента, требование признается перешедшим к лицу, в пользу которого передача была совершена ранее.

В случае исполнения должником другому цессионарию риск последствий такого исполнения несет цедент или цессионарий, которые знали или должны были знать об уступке требования, состоявшейся ранее.

Источник: https://base.garant.ru/10164072/9e534a707b90f3959c591b7a385541ab/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.