Ст 416 гк рф

Статья 416 Гражданского Кодекса РФ с ми, консультации по ст. 416 ГК РФ

Ст 416 гк рф

1. Обязательство прекращается невозможностью исполнения, если она вызвана наступившим после возникновения обязательства обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает.

2. В случае невозможности исполнения должником обязательства, вызванной виновными действиями кредитора, последний не вправе требовать возвращения исполненного им по обязательству.

Комментарий к статье 416 Гражданского Кодекса РФ

1. Невозможность исполнения обязательства означает неосуществимость прав и неисполнимость обязанностей, входящих в его содержание.

Правила комментируемой статьи применяются ко всем случаям невозможности исполнения, для которых законом не предусмотрено иное (ст. ст. 417 – 419 ГК, см. коммент. к ним).

2. Формулировка п. 1 комментируемой статьи не вполне корректна, поскольку ставит решение вопроса о судьбе обязательства в зависимость от ответственности сторон за его неисполнение. Вместе с тем между этими вопросами нет (и не может быть) подобной взаимообусловленности.

[attention type=green]
Очевидно, что привлечение должника к ответственности не может сделать неосуществимое осуществимым. Так, в ситуации гибели индивидуально-определенной вещи, являющейся предметом обязательства, исполнение его становится невозможным независимо от причин, вызвавших такую гибель.
[/attention]

Правопрекращающий эффект имеет любая невозможность исполнения независимо от того, вызвана ли она обстоятельствами, лежащими вне сферы ответственности сторон, или нет. Вместе с тем причины, вызвавшие невозможность исполнения, отнюдь не безразличны для определения дальнейших взаимоотношений между сторонами.

В случае когда невозможность исполнения явилась следствием обстоятельств, лежащих вне сферы ответственности сторон, она выступает исключительно в качестве правопрекращающего факта.

Если же невозможность обусловлена обстоятельствами, за которые ответственна одна из сторон, одновременно с прекращением первоначального (регулятивного) обязательства возникает новое охранительное обязательство, в рамках которого эта ответственность реализуется.

3. Юридический эффект прекращения обязательства производит лишь постоянная невозможность исполнения, т.е. невозможность, носящая неопределенно длительный характер. В противоположность ей временная невозможность должна рассматриваться лишь как определенного рода затруднительность исполнения. Она не может прекратить обязательство, а лишь отсрочивает момент его исполнения.

4. В зависимости от времени возникновения различают невозможность первоначальную, существующую уже к моменту установления обязательства, и последующую, т.е. наступившую в период действия обязательства.

В доктрине преобладает мнение, что комментируемая статья имеет в виду лишь невозможность последующую, поскольку первоначальная невозможность вообще не допускает возникновение обязательства. При этом в качестве аргумента приводится общепризнанный принцип: “невозможное не может стать предметом обязательства” (Брагинский М.И.

, Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М., 1998. С. 366 (автор главы – М.И. Брагинский)).

Однако ссылка на юридическую максиму двухтысячелетней давности, которая уже в момент своего возникновения знала достаточное число исключений, а ныне не имеет ни прямого, ни косвенного закрепления в законодательстве, вряд ли допустима. Более того, действующее законодательство (в частности, ст. ст.

[attention type=yellow]
455 и 826 ГК) недвусмысленно дает понять допустимость и законность установления обязательства по поводу имущества, не существующего к моменту заключения договора. Современные международные правовые акты (например, ст. 3.3 Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА, ст.
[/attention]

4:102 Принципов Европейского договорного права) устанавливают: “Сам по себе факт, что в момент заключения договора исполнение принятого на себя обязательства было невозможным (либо сторона не была управомочена распоряжаться имуществом, к которому относится договор), не влияет на действительность договора”.

Таким образом, следует признать, что обстоятельство невозможности во всех случаях должно оцениваться только в момент наступления срока исполнения обязательства, а первоначальная невозможность должна рассматриваться по правилам комментируемой статьи.

5. Последствием невозможности исполнения является прекращение права кредитора и обязанности должника, составляющих содержание обязательства.

В случае, когда указанное обязательство возникло из взаимного договора и являлось встречным и взаимообусловленным по отношению к другому обязательственному отношению, последнее также прекращается. Поскольку тем самым отпадает основание уже совершенного предоставления, оно должно быть возвращено по правилам гл. 60 ГК как неосновательное обогащение.

В изъятие из общего правила п. 2 комментируемой статьи устанавливает, что, если причиной невозможности явились виновные действия кредитора, последний не вправе требовать возвращения исполненного им (как должником) по встречному обязательству. Тем самым законодатель создает специальный случай недопустимости возврата неосновательного обогащения.

Источник: http://www.GK-RF.ru/statia416

Статья 416. Прекращение обязательства невозможностью исполнения

Ст 416 гк рф

1. Обязательство прекращается невозможностью исполнения, если она вызвана наступившим после возникновения обязательства обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает.

2. В случае невозможности исполнения должником обязательства, вызванной виновными действиями кредитора, последний не вправе требовать возвращения исполненного им по обязательству.

Комментарий к ст. 416 ГК РФ

1. Невозможность исполнения обязательства означает неосуществимость прав и неисполнимость обязанностей, входящих в его содержание.

Правила комментируемой статьи применяются ко всем случаям невозможности исполнения, для которых законом не предусмотрено иное (ст. ст. 417 – 419 ГК, см. коммент. к ним).

2. Формулировка п. 1 комментируемой статьи не вполне корректна, поскольку ставит решение вопроса о судьбе обязательства в зависимость от ответственности сторон за его неисполнение. Вместе с тем между этими вопросами нет (и не может быть) подобной взаимообусловленности.

[attention type=green]
Очевидно, что привлечение должника к ответственности не может сделать неосуществимое осуществимым. Так, в ситуации гибели индивидуально-определенной вещи, являющейся предметом обязательства, исполнение его становится невозможным независимо от причин, вызвавших такую гибель.
[/attention]

Правопрекращающий эффект имеет любая невозможность исполнения независимо от того, вызвана ли она обстоятельствами, лежащими вне сферы ответственности сторон, или нет. Вместе с тем причины, вызвавшие невозможность исполнения, отнюдь не безразличны для определения дальнейших взаимоотношений между сторонами.

В случае когда невозможность исполнения явилась следствием обстоятельств, лежащих вне сферы ответственности сторон, она выступает исключительно в качестве правопрекращающего факта.

Если же невозможность обусловлена обстоятельствами, за которые ответственна одна из сторон, одновременно с прекращением первоначального (регулятивного) обязательства возникает новое охранительное обязательство, в рамках которого эта ответственность реализуется.

3. Юридический эффект прекращения обязательства производит лишь постоянная невозможность исполнения, т.е. невозможность, носящая неопределенно длительный характер. В противоположность ей временная невозможность должна рассматриваться лишь как определенного рода затруднительность исполнения. Она не может прекратить обязательство, а лишь отсрочивает момент его исполнения.

4. В зависимости от времени возникновения различают невозможность первоначальную, существующую уже к моменту установления обязательства, и последующую, т.е. наступившую в период действия обязательства.

В доктрине преобладает мнение, что комментируемая статья имеет в виду лишь невозможность последующую, поскольку первоначальная невозможность вообще не допускает возникновение обязательства. При этом в качестве аргумента приводится общепризнанный принцип: “невозможное не может стать предметом обязательства” (Брагинский М.И.

, Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М., 1998. С. 366 (автор главы – М.И. Брагинский)).

Однако ссылка на юридическую максиму двухтысячелетней давности, которая уже в момент своего возникновения знала достаточное число исключений, а ныне не имеет ни прямого, ни косвенного закрепления в законодательстве, вряд ли допустима. Более того, действующее законодательство (в частности, ст. ст.

[attention type=yellow]
455 и 826 ГК) недвусмысленно дает понять допустимость и законность установления обязательства по поводу имущества, не существующего к моменту заключения договора. Современные международные правовые акты (например, ст. 3.3 Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА, ст.
[/attention]

4:102 Принципов Европейского договорного права) устанавливают: “Сам по себе факт, что в момент заключения договора исполнение принятого на себя обязательства было невозможным (либо сторона не была управомочена распоряжаться имуществом, к которому относится договор), не влияет на действительность договора”.

Таким образом, следует признать, что обстоятельство невозможности во всех случаях должно оцениваться только в момент наступления срока исполнения обязательства, а первоначальная невозможность должна рассматриваться по правилам комментируемой статьи.

5. Последствием невозможности исполнения является прекращение права кредитора и обязанности должника, составляющих содержание обязательства.

В случае, когда указанное обязательство возникло из взаимного договора и являлось встречным и взаимообусловленным по отношению к другому обязательственному отношению, последнее также прекращается. Поскольку тем самым отпадает основание уже совершенного предоставления, оно должно быть возвращено по правилам гл. 60 ГК как неосновательное обогащение.

В изъятие из общего правила п. 2 комментируемой статьи устанавливает, что, если причиной невозможности явились виновные действия кредитора, последний не вправе требовать возвращения исполненного им (как должником) по встречному обязательству. Тем самым законодатель создает специальный случай недопустимости возврата неосновательного обогащения.

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.