Соглашения сторон устанавливающие выбор подсудности обычно

Соглашения о подсудности

Соглашения сторон устанавливающие выбор подсудности обычно

Соглашение о подсудности относится к сделкам, определяющим форму защиты прав, определяющим форму защиты прав и традиционно признаются процессуальными соглашениями.

Процессуальные соглашения, которые заключаются сторонами материального правоотношения, не могут создавать или уничтожать процессуальных прав и обязанностей участников процесса. Т.е. они не могут воздействовать на процессуальное правоотношение.

В связи с этим все соглашения о подсудности традиционно относят к разновидности гражданско-правовых сделок. Об этом свидетельствуют следующие признаки подобных соглашений:

  • Такие сделки совершаются до начала судебного процесса
  • Порядок их совершения не урегулирован нормами процессуального права
  • При их оценке суд обязан проверить наличие гражданской правоспособности у сторон и полномочия подписавших их лиц
  • Такие сделки не направлены на содействие задач судопроизводства
  • Такие сделки могут быть изменены или расторгнуты по воле сторон, либо они могут быть признаны недействительными по основаниям, предусмотренным ГК РФ

В следствие этих характеристик любая сделка, определяющая форму защиты прав, является гражданско-правовой сделкой, которая обычно входит в состав сложно сделки.

Любая подобная сделка обязательно должна быть совершена в письменной форме. При этом она может быть оформлена либо самостоятельным документом, либо в качестве отдельного пункта в основном договоре. Однако в любом случае несоблюдение письменной формы будет влечь за собой недействительность такой сделки.

Особенность подобных сделок состоит в том, что они считаются автономными от основного гражданского правоотношения. Таким образом отсутствие между сторонами гражданского правоотношения (в частности по причине недействительности) не влечет недействительность соглашения о подсудности.

Данные положения подтверждены нормами действующего законодательства. В частности положения об автономности сделок о подсудности содержатся в законе “О международном коммерческом арбитраже” и законе “О третейских судах”.

Сделки о подсудности имеют несколько разновидностей, которые соответственно имеют ряд особенностей:

v Соглашения о подсудности

Правовая природа соглашений о подсудности относит его к процессуальным соглашениям. При этом считается, что подобные соглашения влекут за собой процессуальные последствия.

Возможность заключения такого соглашения оговаривается в ст137 АПК. В частности стороны путем соглашения вправе изменить подсудность дела. Подобное соглашение обязательно должно иметь письменную форму. При этом оно должно быть составлено до принятия Арбитражным содом заявления к своему производству.

Предметом данного соглашения не являются процессуальные права и обязанности. Оно заключается сторонами исходя из их субъективных соображений. Т.е.

заключая соглашение о подсудности стороны не ставят перед собой задачу каким бы то ни было образом воздействовать на судебный процесс, так как в любом случае в рамках государственного суда он будет проходить на основе единых процессуальных правил.

Своим соглашением стороны вправе изменить территориальную подсудность спора, установив при этом иное место рассмотрения спора по сравнению с местом, установленным законодательством.

Однако стороны вправе менять только общую или альтернативную подсудность. Исключительная территориальная подсудность изменению не подлежит.

При изменении места соглашения стороны по сути изменяют свойство юридического дела. Однако для этого соглашение о подсудности должно быть признано действительным. При рассмотрении вопроса о действительности суд должен обратить внимание на 3 момента:

– Из формулировок соглашения должно явно следовать, что воля сторон соглашения была направлена на изменение территориальной подсудности коммерческого спора

– Само соглашение не должно затрагивать исключительную территориальную подсудность

– В тексте соглашения должно содержаться обозначение конкретного суда на территории государства, которому стороны передают дело

Данное соглашение в письменной форме должно быть подано в суд одновременно с подачей искового заявления.

При рассмотрении дела суд вправе передать дело в другой суд по мотивам неподсудности в случае, если соглашение будет признано недействительным.

v Соглашение о международной подсудности

Предусматривает передачу спора в иностранный государственный суд при условии, что данное дело подсудно другому суду. Т.е. подобное соглашение касается вопросов не национальной подсудности, а подсудности дел судам различных государств. Соглашение о международной подсудности не обходимо отличать от арбитражных соглашений.

При соглашениях о международной подсудности речь всегда идёт об изменении подсудности спора в рамках государственных судов.

Правовая регламентация правил международной подсудности производится процессуальным законодательством и международными соглашениями. Соглашения о международной подсудности могут заключаться не по всем делам с иностранным элементом, а только по тем делам, где хотя бы одной из сторон является иностранное лицо.

Единых правил определения международной подсудности не существует. Формально можно утверждать, что подобные соглашения должны заключаться в письменной форме и не менять исключительной подсудности какого либо суда.

Соглашения о международной подсудности принято подразделять на пророгационные и дерогационные соглашения.

Пророгационные соглашения определяют государственный суд какого государства будет рассматривать спор между сторонами.

Дерогационные соглашения исключают возможность передачи спора государственному суду конкретного государства.

Возможность заключения пророгационного соглашения прямо оговорена действующими процессуальными кодексами, а так же постановлением пленума ВАС от 11 июня 99г. При этом упоминания о дерогационных соглашениях не встречается.

Однако формально можно утверждать, что к ним предъявляются одинаковые требования.

– Форма обязательно письменная (в том числе путем составления отдельного документа).

– Любое соглашение о международной подсудности должно быть достаточно четким, чтобы его можно было исполнить. В частности должно быть указано конкретное государство, в суд которого стороны решили обратиться в случае возникновения спора.

Одновременно с заключением соглашения о международной подсудности сторонам рекомендуется заключать соглашение о внутригосударственной подсудности

При его отсутствии компетенция конкретного суда будет определяться по правилам процессуального законодательства.

v Арбитражное или третейское соглашение. Представляет собой договор, по которому возникший между сторонами спор должен быть передан на рассмотрение негосударственного суда.

Арбитражное соглашение может существовать в виде арбитражного договора (самостоятельно-оформленное соглашение), в виде арбитражной оговорки (соглашение, включенное в текст основного контракта), в виде третейской записи (отдельное соглашение, заключенное после возникновения спора).

Арбитражное соглашение должно быть заключено до момента возбуждения производства по делу в государственном суде. Исключение составляет третейская запись, которая может быть составлена в любой момент до вынесения решения.

Относительно формы арбитражного соглашения установлено требование о письменной форме. Причем это требование содержится в законе о третейских судах.

Наличие арбитражного соглашения даёт основание любой стороне заявить возражение относительно рассмотрения спора в государственном суде. Проверив и установив действительность арбитражного соглашения, государственный суд обязан признать себя некомпетентным на разрешение спора (процессуальное последствие – оставление искового заявления без рассмотрения).

При заключении арбитражного соглашения стороны должны выбрать соответствующий третейский суд, который будет рассматривать спор. Следует иметь ввиду, что большинство третейских судов формулируют собственные тексты арбитражных соглашений (“типовые арбитражные оговорки”).

В арбитражном соглашении обязательно должно быть точно обозначено полное наименование третейского суда.

Неправильная формулировка арбитражных соглашений может привести к неисполнимости данного соглашения.

Круг споров, которые включаются в объем арбитражного соглашения, определяются самостоятельно сторонами. При этом следует иметь ввиду, что в типовых арбитражных оговорках содержится ссылка на универсальную компетенцию.

При заключении арбитражного соглашения стороны должны ознакомиться с регламентом соответствующего суда.

Если третейский суд не является постоянно-действующим, то стороны вправе договориться о процедуре ведения третейского разбирательства.

Помимо общих указаний стороны могут вносить в арбитражное соглашение ряд условий, конкретизирующих форму защиты прав. В частности рекомендуется оговаривать следующие вопросы:

w Число арбитров (традиционно – 3)

w Место арбитража (где будет проводится судебное разбирательство).

w Язык заседания

w Вопросы о квалификации и профессии арбитров

w Положения о невозможности оспаривания решения третейского суда

w Рекомендуется включать в соглашение вопросы о повышенной конфиденциальности арбитража

v Соглашение о выборе процедуры примирения (согласительная процедура)

Подобные соглашения относятся к не правовым средствам защиты прав. Норм, которые регулируют подобные соглашения в настоящее время в российском законодательстве нет.

Из международной практики:

– подобное соглашение должно носить письменную форму,

– стороны должны четко оговорить какие конкретно примирительные процедуры они собираются использовать

– как правило стороны в данном случае прибегают к посредникам, в качестве которых могут выступать любые лица (в том числе третейские суды)

– необходимо оговаривать все детали согласительной процедуры (в том числе её вид). п: мини-суд, председательство посредника на переговорах, независимое экспертное заключение.

Использовать процедуру примирения следует использовать только при наличии согласия обеих сторон.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:

Источник: https://zdamsam.ru/a866.html

Договорная подсудность

Соглашения сторон устанавливающие выбор подсудности обычно

Вадим Стеценко: Главное в определении договорной подсудности – выражение воли сторон на рассмотрение спора в конкретном суде.

Стеценко Вадим Владимирович
Не работает

Использование института договорной подсудности позволяет гарантированно передавать споры в удобный сторонам суд. Однако неверные формулировки в договоре нередко приводят к обратному результату. Какие нюансы необходимо учесть сторонам, читайте в статье Вадима Стеценко, юриста Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С.

Стороны часто включают в договор положения о подсудности. Однако нередко такие пункты копируются из одного договора в другой без учета изменений в правоприменительной практике.

В итоге это может обернуться определенными трудностями в суде и даже передачей дела в другой суд, невыгодный истцу или обеим сторонам.

Рассмотрим основные ошибки при закреплении в договорах условия о подсудности споров, а также способы этих ошибок избежать.

Требования к соглашению о договорной подсудности

Согласно ст. 37 АПК РФ, подсудность спора может быть изменена по соглашению сторон до принятия судом заявления к своему производству.

Из буквального толкования данной нормы следует, что законодатель никаких особых требований к соглашению о договорной подсудности не предъявляет, – разве что это соглашение должно быть заключено до принятия заявления к производству. В этом заключается интересное и не очень логичное отличие от возможности передать спор на рассмотрение третейского суда.

Например, стороны осознали, что разбирательство в арбитражном суде одного субъекта им неудобно и занимает много времени. Однако выбрать другой суд они уже не смогут.

Вместе с тем договор об изменении правил общей и территориальной подсудности можно заключить в любом виде: либо как отдельное соглашение, либо как оговорку, включенную отдельным пунктом в основной договор.

Но при всей кажущейся легкости заключения соглашения об установлении договорной подсудности контрагентам следует быть особенно осторожными при выборе формулировок. В судебной практике этот институт представляется исключительно важным, и она предъявляет свои, зачастую только ей известные, требования.

Договорная подсудность и «процессуальная революция»

Не так давно на информационных порталах активно обсуждались предложения Пленума ВС по реформированию процессуального законодательства, которые правовое сообщество охарактеризовало как «процессуальную революцию».

Предложения были абсолютно разные и касались многих норм АПК и ГПК. Некоторые из них, безусловно, являлись рациональным шагом на пути развития процессуального права, некоторые были восприняты как маргинальные.

При этом было очевидно, что главная задача данной реформы – сократить необоснованную загруженность российских судов.

Одно из самых обсуждаемых изменений касалось запрета на установление договорной подсудности.

Рассматриваемое предложение объяснялось тем, что существующее право обратиться в любой суд практически по всем делам без какого-либо ограничения приводит к катастрофической нагрузке на суды Москвы, Московской области и Санкт-Петербурга.

При этом подобная ситуация представляется вполне объяснимой хотя бы с той точки зрения, что в указанных регионах находится большинство юрлиц и госорганов.

В итоговые поправки, которые вступят в силу не позднее 1 октября 2019 года, запрет договорной подсудности не вошел, но этот факт ярко свидетельствует о настроении законодательной и судебной власти.

Влияние положения о подсудности на срок исковой давности

В сложившихся обстоятельствах правильное оформление положений о договорной подсудности становится еще более актуальным, особенно если помнить о возможных негативных последствиях. Так, согласно ч. 1 ст. 129 АПК РФ, арбитражный суд возвращает исковое заявление, если при рассмотрении вопроса о принятии заявления установит, что дело неподсудно данному арбитражному суду.

С другой стороны, срок исковой давности, по общему правилу, составляет три года, и его течение прекращается в тот момент, когда лицо обращается за судебной защитой. Возникает логичный вопрос: является ли надлежащим обращением подача искового заявления в суд, который возвращает исковое заявление, в том числе по основанию несоблюдения правил о подсудности?

До 2015 года суды занимали противоречивые позиции по данному вопросу. В итоге Пленум ВС вынужден был эти противоречия устранить. Согласно п. 17 Постановления Пленума Верховного суда от 29 сентября 2015 г.

№43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности», течение срока исковой давности не прекращается, если судом отказано в принятии заявления или заявление возвращено, в том числе в связи с несоблюдением правил о форме и содержании заявления, об уплате государственной пошлины, а также других предусмотренных ГПК РФ и АПК РФ требований.

Таким образом, возможна такая ситуация, когда неправильное установление договорной подсудности и, как следствие, неправильное ее применение могут повлечь решение об отказе в удовлетворении даже самых надежных и справедливых исковых требований.

Формулировки о договорной подсудности в договоре

Договорная подсудность – безусловное проявление принципа свободы договора. Также безусловным является и то, что любая свобода договора может быть ограничена, в первую очередь в общественных и государственных интересах. Так, действующее законодательство устанавливает запрет на согласование только исключительной и родовой подсудности.

В такой ситуации кажется, что для установления договорной подсудности нет преград. Но это не совсем так. Получается, что главная проблема регулирования договорной подсудности – отсутствие ее регулирования. А в отсутствие законодательного регулирования на первый планы выходит регулирование судебное. Отсюда и возможные злоупотребления и без того загруженных судов.

Главное в определении договорной подсудности – выражение воли сторон на рассмотрение спора в конкретном суде. В различных договорах можно встретить самые невероятные формулировки:

  • «в арбитражном суде»,
  • «в арбитражном суде по согласованию сторон»,
  • «в арбитражном суде по выбору истца»,
  • «в арбитражном суде г. Санкт-Петербурга или в арбитражном суде по месту нахождения истца».

При этом ни одна из этих формулировок не соответствует правилам договорной подсудности, а значит, не позволяет определить конкретный суд, который будет рассматривать спор.

Любое из приведенных положений лишь обозначает перечень тех судов, куда истец потенциально имеет право обратиться. Но в данном случае потенциальную возможность выбора исключает и законодательство, и судебная практика.

В таких ситуациях арбитражный суд будет применять нормы об общей подсудности, а значит, условие о договорной подсудности работать не будет.

Ошибочное указание названия суда

Спорный момент возникает, когда стороны включают в договор, например, такой пункт: «Все споры подлежат рассмотрению в арбитражном суде г. Красноярска». Однако никакого Арбитражного суда г. Красноярска не существует, а существует Арбитражный суд Красноярского края, который, по счастливому совпадению, находится в Красноярске.

В подобных ситуациях суды в последнее время приходят к выводу, что договорная подсудность согласована (см. Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 21 марта 2018 г. №03АП-1423/18). Тем не менее, встречается и иные позиции. Так, Девятый Арбитражный суд в постановлении от 29 июля 2016 г. №09АП-39089/16 указал, что поскольку не существует Арбитражного суда г.

Хабаровска, то нет и договорной подсудности.

Суды, которые поддерживают позицию о согласованности договорной подсудности, указывают, что само по себе ошибочное указание наименования арбитражного суда – «Арбитражный суд г.

Красноярска» вместо «Арбитражный суд Красноярского края» – не изменяет вывода о согласованности сторонами условия о договорной подсудности.

Ведь на территории Красноярского края действует только один арбитражный суд первой инстанции.

Но позиция суда может измениться, если в договоре указан, например, «арбитражный суд в Москве». Ведь в Москве действует несколько арбитражных судов первой и второй инстанций и т.д. Соответственно, таких ситуаций следует избегать, указывая в договоре официальное название конкретного суда.

Подходы судов к закреплению договорной подсудности

С сожалением стоит признать, что указание формального наименования конкретного суда не гарантирует признание договорной подсудности согласованной. Множество отказных решений суды приняли, ссылаясь на определение ВС от 06.05.2014 №83-КГ14-2.

Между тем, в обозначенном деле Верховный Суд рассматривал противоположную ситуацию – когда стороны не указывают конкретный суд, а лишь говорят о его родовом признаке. Например, «суд по месту нахождения истца».

Верховный Суд признал подобную формулировку законной, поскольку в законодательстве нет обязанности для сторон указывать конкретный суд. В связи с этим большое количество исков было возвращено, а дела переданы по подсудности.

Подобные противоречия встречаются до сих пор. Так, в деле №А40-229283/16 Арбитражный суд г. Москвы, сославшись на указанное определение ВС, не только передал дело по подсудности, но и сформулировал собственные требования к институту договорной подсудности.

По мнению суда, «стороны, будучи наделены процессуальным законодательством правом по соглашению изменить подсудность, остаются связанными необходимостью установления в соглашении об изменении подсудности родовых критериев определения подсудности и не вправе относить спор к подсудности того или иного индивидуально определенного суда в системе судов РФ безотносительно к месту нахождения/жительства истца или ответчика, месту нахождения имущества, месту причинения вреда, месту исполнения договора, иным критериям, определяемым родовыми признаками с учетом характера сложившихся правоотношений сторон. Процессуальное законодательство является отраслью публичного, а не частного права, в связи с чем свобода договора в процессуальном законодательстве, в частности свобода избрать договорную подсудность, не может толковаться как неограниченное право сторон любым способом изменить территориальную подсудность».

К сожалению, указанное определение не обжаловалось. Представляется недопустимым, когда какой-либо суд предъявляет дополнительные требования, которые не основаны на законе. В данном случае суд говорит о тех критериях, которые характерны для альтернативной подсудности.

Так, если бы в договоре было указано место его исполнения, то истец мог бы и без согласия Арбитражного суда г. Москвы подать исковое заявление в суд по месту исполнения договора, просто руководствуясь ч. 4 ст. 36 АПК.

В том же случае, когда дело касается договорной подсудности, подобные условия и ссылки на публичную природу процессуального законодательства являются несостоятельными.

Договорная подсудность в практике судов общей юрисдикции

Практика судов общей юрисдикции зачастую идет вразрез с позицией Верховного Суда. Встречаются решения, когда и родовой признак – «суд по месту нахождения истца» – не является достаточным условием для договорной подсудности.

Обоснование обычно сводится к тому, что из данного условия не следует, что стороны пришли к соглашению о территориальной подсудности судебного спора, поскольку указание в договоре на место нахождения истца не может оцениваться как соглашение сторон о суде, в котором надлежит рассматривать спор.

Возможно, подобный подход судов общей юрисдикции связан с тем, что ответчиком часто является физическое лицо, а истцом – достаточно крупная кредитная или страховая организация.

Источник: https://www.intellectpro.ru/press/works/dogovornaya_podsudnost/

Определение подсудности и пророгационные соглашения

Соглашения сторон устанавливающие выбор подсудности обычно

⇐ Предыдущая1234567Следующая ⇒

1. В международном частном праве под международной подсудностью понимается компетенция судов данного государства по разрешению гражданских дел с иностранным элементом.

Например, надо решить, может ли суд данной страны принимать к своему рассмотрению иски к ответчикам, не имеющим в этой стране места жительства, может ли суд рассматривать дело о расторжении брака между иностранцами или между отечественным гражданином и иностранцем и т. п.

Эти вопросы решаются с помощью норм законодательства данного государства и международных соглашений.

Определение подсудности следует отличать от определения права, подлежащего применению к правоотношению с иностранным элементом.

Известны три основные системы определения подсудности:

1) по признаку гражданства сторон спора. Так, для того чтобы суд какого-либо государства (например, Франции) признал себя компетентным рассматривать дело, достаточно, чтобы спор касался сделки, заключенной гражданином этого государства, независимо от места ее заключения;

2) путем распространения правил внутренней территориальной подсудности, и прежде всего правила о подсудности по месту жительства ответчика, при определении подсудности по делам с иностранным элементом (например, в ФРГ);

3) по признаку “присутствия” ответчика, которое толкуется весьма широко (например, в Великобритании и США).

Законодательство и практика большинства государств допускают так называемую договорную подсудность.

Это значит, что по соглашению сторон конкретное дело может быть отнесено к юрисдикции иностранного государства, хотя по закону страны суда оно подсудно местному суду, или, наоборот, дело, которое по закону места нахождения суда подсудно иностранному суду, может быть в силу соглашения сторон отнесено к юрисдикции местного суда.

Соглашения сторон, устанавливающие выбор подсудности, называются пророгационными соглашениями. Соглашения такого рода известны в договорной практике нашего государства.

В торговых договорах обычно устанавливается, что споры по сделкам, заключенным торгпредством СССР за границей, подлежат местной юрисдикции.

Наряду с этим часто предусматривается, что для споров по сделке может быть определена и иная подсудность.

В нашей юридической литературе отмечается, что при споре по сделке, которая по российскому праву может быть отнесена к сделкам внешней торговли, стороны могут избрать путем соглашения любую подсудность, точно так же, как на основе принципа автономии воли сторон российское законодательство допускает применение по соглашению сторон иностранного материального права. В области торгового мореплавания ст. 16 Кодекса торгового мореплавания СССР допускает договорную подсудность по всем имущественным спорам, в которых участвуют иностранцы.

Страны СНГ заключили 20 марта 1993 г. Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности. Это соглашение исходит из следующих основных принципов:

1) Хозяйствующие субъекты каждого государства пользуются на территории любого государства такой же правовой и судебной защитой своих имущественных прав и законных интересов, что и субъекты этого другого государства.

2) По общему правилу истец должен обращаться с иском в суд по месту нахождения или месту жительства ответчика. Установлены определенные изъятия из этого правила, в частности споры о заключении, изменении или расторжении договора будут рассматриваться по месту нахождения поставщика.

3) Установлены положения по вопросу о праве, подлежащем применению при разрешении споров.

4) Предусмотрено взаимное признание и исполнение вступивших в законную силу решений компетентных судов другого государства.

Соглашение в 1993 году уже было ратифицировано парламентами России, Казахстана и Кыргызстана. Реализация этого соглашения будет иметь большое значение, поскольку между предприятиями стран СНГ возникает большое количество хозяйственных споров, а соглашение распространяется на все суды, в том числе и на арбитражные (хозяйственные) суды.

Наряду с этим соглашением 8 стран — участниц СНГ заключили б июля 1992 г. Соглашение о статусе экономического суда Содружества Независимых Государств. Утверждено Положение об этом суде.

К ведению Экономического суда отнесено разрешение, во-первых, экономических споров между государствами и, во-вторых, споров о соответствии нормативных и других актов государств — участников СНГ по экономическим вопросам, соглашениям и иным актам самого Содружества.

2. Основными законами в области гражданского процесса в России являются Гражданский процессуальный кодекс РФ (ГПК), Арбитражный процессуальный кодекс РФ.

Гражданский процессуальный кодекс предусматривает, что суды рассматривают дела, в которых участвуют иностранные граждане, лица без гражданства, иностранные предприятия и организации.

Статья 434 ГПК устанавливает, что подсудность судам России граждански? дел по спорам, в которых участвуют иностранные граждане, лица без гражданства, иностранные предприятия и организации, а также по спорам, по которым хотя бы одна из сторон проживает за границей, определяется российским законодательством, а в случаях, не предусмотренных этим законодательством,— исходя из правил подсудности, установленных настоящим кодексом.

Очевидно, ст. 434 следует понимать расширительно, то есть в том смысле, что она распространяется на все случаи правоотношений при наличии иностранного элемента.

Общим правилом определения подсудности является предъявление иска в суде по месту жительства ответчика. В то же время ст.

118 ГПК РСФСР предусматривает, что иск к ответчику, не имеющему в РФ места жительства, может быть предъявлен по месту нахождения его имущества или по последнему известному месту его жительства в РФ. Из нормы ст.

119 ГПК РСФСР вытекает, что исключительно нашим судам подсудны дела по искам о праве на строение, об установлении порядка пользования земельным участком, если строение или земельный участок находятся в РФ.

В ряде случаев иски могут предъявляться по месту жительства истца, а иски о возмещении вреда — по месту причинения вреда. Эти положения применяются в судебной практике.

Например, в Ленинградском городском суде в 1968 году был предъявлен иск о возмещении вреда бригадиру грузчиков советскому гражданину П.

, которому были причинены тяжелые телесные повреждения при погрузке грузов на теплоход “Аркадия”, принадлежавший финской судовладельческой компании.

Суд признал себя компетентным для рассмотрения этого дела и удовлетворил иск П. к финской компании о возмещении вреда.

Что же касается специальных правил о подсудности, о которых говорится в ст. 60 ГПК, то в отечественном законодательстве они немногочисленны. В качестве примера можно привести ст. 163 ГПК, согласно которой российский гражданин, проживающий за границей, вправе расторгнуть свой брак с проживающим за границей супругом, независимо от его гражданства, в российском суде.

В договорах о правовой помощи, заключенных с другими странами, предусмотрено разграничение компетенции учреждений юстиции.

Разграничение проведено по определенным категориям гражданских дел: о лишении и ограничении дееспособности — по договорам СССР с Болгарией, Польшей, Чехо-Словакией; о признании лиц безвестно отсутствующими или умершими — по всем договорам; по спорам, возникающим из личных и имущественных правоотношений супругов,— по договорам СССР с Болгарией, Вьетнамом, Кубой, Польшей; по делам о расторжении брака или о признании его недействительным — по договорам СССР с Болгарией, Венгрией, Кубой, Польшей, Чехословакией; по наследственным делам— по всем договорам; по делам о возмещении вреда — по договорам СССР с Вьетнамом, Кубой и Чехо-Словакией.

Практика применения договоров о правовой помощи привела к тому, что в процессе их обновления (см. гл. 2) в новых договорах СССР с ГДР, Вьетнамом, Польшей (в протоколе 1980 г.

), Чехо-Словакией был дан ответ на вопрос о том, как поступить суду по предъявленному иску, если в производстве суда другой страны уже находится дело по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям (например, о растор- ' жении брака супругов, проживающих в разных странах и предъявляющих иски в суды своих стран),— оставить иск без рассмотрения, прекратить делопроизводство?

Так, согласно ст. 50 “А” договора СССР с Польшей (внесенной протоколом от 23 января 1980 г.), если в органах обеих стран “возбуждено производство по делу между теми же сторонами и по тому же правовому основанию, то орган, который возбудил производство позднее, должен прекратить дальнейшее производство”.

В случае, если будет выявлена некомпетентность органа другой стороны, производство по делу может быть возобновлено.

Включение в договор последнего правила объясняется следующим: как показала практика, возможны случаи, когда, хотя иск предъявлен в какой-либо стране раньше, дело, согласно договору, относится к исключительной компетенции судов данной страны.

В договорах с Вьетнамом и Чехо-Словакией рассматриваемая проблема решена несколько иным образом: там прямо оговаривается, что обязанность прекращения производства относится лишь к случаям, когда дело возбуждено одновременно в судах, компетентных согласно договору, и если компетенция в договоре не урегулирована — компетентных согласно внутреннему законодательству соответствующей страны.

Правило о разграничении компетенции судов есть и в некоторых других договорах. Так, в ст.

24 Конвенции между СССР и Италией о правовой помощи по гражданским делам предусмотрены, в частности, для установления компетентности суда такие критерии, как постоянное место жительства ответчика; место исполнения обязательства; место причинения вреда (при деликт-ной ответственности); постоянное место жительства или место пребывания истца по делу о взыскании алиментов.

Однако в отношении дел, касающихся вещных прав на недвижимость, во всех случаях компетентным должен считаться суд той страны, на территории которой находится это имущество. По делам, касающимся личного статуса лица, считается исключительно компетентным суд страны, гражданином которой на день предъявления иска являлось это лицо.

Правила о разграничении подсудности есть в целом ряде многосторонних соглашений в области перевозок.

По спорам между физическими лицами, проживающими в различных странах СНГ, иски как общее правило предъявляются в стране, где лицо имеет место жительства, а иски к юридическим лицам предъявляются в суды страны, на территории которой находится орган управления юридического лица, его представительство либо филиал (ст. 20 Конвенции стран СНГ от 22 января 1993 г.).

В этой конвенции предусмотрены также и другие критерии подсудности для конкретных категорий исков (место нахождения недвижимости и др.). Суды стран СНГ могут рассматривать деЛа и в других случаях, если имеется письменное соглашение сторон о передаче спора этим судам и если компетенция судов прямо не определена конвенцией (правила об исключительной компетенции).

⇐ Предыдущая1234567Следующая ⇒Дата добавления: 2016-12-06; просмотров: 945 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов

Источник: https://lektsii.org/12-52243.html

Стена | ВКонтакте

Соглашения сторон устанавливающие выбор подсудности обычно
Под понятием «международная подсудность» в МЧП подразумевается, разграничение компетенции национальных судов различных государств по разрешению гражданских дел с иностранным элементом. Одной из самых сложных проблем МГП является конфликт юрисдикции.

Он может проявляться в двух вариантах: отрицательный конфликт — два и более государства отвергают подсудность данного дела своим органам юстиции; положительный — два и более государства претендуют на подсудность данного дела своим национальным судам. Правила о международной подсудности представляют собой наилучший способ разрешения конфликта юрисдикции.

  Виды международной подсудности: 1)исключительная — спор подсуден только судам определенного государства с исключением его из подсудности судам любого другого государства; 2)альтернативная -— стороны имеют право выбора между судами своих государств, если эти суды в равной степени компетентны рассматривать данный спор; 3) договорная — определение подсудности на основе соглашения сторон в пользу суда любого государства.   Договорная подсудность представляет собой один из наиболее сложных институтов МГП, так как в ее основе заложена возможность изменить правила международной подсудности по соглашению сторон. Договорная подсудность оформляется в пророгационных и дерогационных соглашениях. Дерогационное соглашение — это исключение дела из компетенции суда данного государства (хотя оно подсудно именно ему по местным законам) и передача его на рассмотрение суду иностранного государства. Пророгационное соглашение — дело, неподсудное местному суду по законам данного государства (подсудное судам другого государства), в соответствии с соглашением сторон передается на рассмотрение именно данному суду. Любое пророгационное соглашение одновременно является дерогацион-ным. По общему правилу, пророгационное соглашение не может изменить родовую (предметную) подсудность.   Российские арбитражные суды компетентны рассматривать споры с иностранным участием, если ответчик находится или имеет место жительства на территории РФ. Дополнительные критерии подсудности дел российскому арбитражу: нахождение филиала или представительства иностранного юридического лица либо имущества ответчика на территории РФ; исполнение обязательства должно иметь место на территории РФ; деликтное обязательство связано с территорией РФ и др. Признается договорная арбитражная подсудность (в форме пророгации). Допускаются иностранные соглашения о компетенции российских арбитражных судов — соглашения о компетенции. Для соглашений о компетенции требуется обязательная письменная форма.

56.Международная подсудность. Определение подсудности, пророгационные и дерогационные соглашения.

  Под международной подсуд­ностью понимается компетенция судов данного государства по разре­шению гражданских дел с иностранным элементом. Например, надо решить, может ли суд данной страны принимать к своему рассмотре­нию иски к ответчикам, не имеющим в этой стране места жительства. Определение подсудности следует отличать от определения права, подлежащего применению к правоотношению с иностранным элемен­том.

Известны три основные системы определения подсудности:

1) Франко:романская (латинская) система — по признаку граж­данства сторон спора. Так, для того чтобы суд какого-либо государст­ва (например, Франции) признал себя компетентным рассматривать дело, достаточно, чтобы спор касался сделки, заключенной граждани­ном этого государства, независимо от места ее заключения; 2) Германская система — путем распространения правил внутрен­ней территориальной подсудности, и прежде всего правила подсуд­ности по месту жительства ответчика, при определении подсудности по делам с иностранным элементом (например, в ФРГ); 3) Англосаксонская система — по признаку «присутствия» ответ­чика, которое толкуется весьма широко (например, в Великобритании и США). Законодательство и практика большинства государств допускают так называемую договорную подсудность. Это значит, что по соглаше­нию сторон конкретное дело может быть отнесено к юрисдикции ино­странного государства, хотя по закону страны суда оно подсудно мест­ному суду, или, наоборот, дело, которое по закону места нахождения суда подсудно иностранному суду, может быть в силу соглашения сто­рон отнесено к юрисдикции местного суда.

Соглашения сторон, устанавливающие выбор подсудности, назы­ваются пророгационными соглашениями. Соглашения такого рода из­вестны в договорной практике нашего государства (страны СНГ заключили 20 марта 1992 г. Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной дея­тельности (Киевское соглашение).

 

Общим правилом определения подсудности является предъявле­ние иска в суде по месту жительства ответчика.

В то же время иск к ответчику, не имеющему в РФ места жительства, может быть предъявлен по месту нахождения его имущества или по последнему известному месту его жительства в РФ.

исключительно рос­сийским судам подсудны дела по искам о праве на строение, об уста­новлении порядка пользования земельным участком, если строение или земельный участок находятся в РФ.

В ряде случаев иски могут предъявляться по месту жительства истца, а иски о возмещении вреда — по месту причинения вреда. Эти положения применяются в судебной практике. Дела, связанные с признанием права собственности на здания, со­оружения, земельные участки, с изъятием зданий, сооружений, зе­мельных участков из чужого незаконного владения, устранением на­рушений прав собственника или законного владельца, если это не свя­зано с лишением владения, рассматриваются по месту нахождения здания, сооружения, земельного участка.

Источник: https://vk.com/note5858119_11855244

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.