Применять законы

Статья 6. Применение Закона | ГАРАНТ

Применять законы

Статья 6. Применение Закона

Настоящий Закон применяется в отношении средств массовой информации, учреждаемых в Российской Федерации, а для создаваемых за ее пределами – лишь в части, касающейся распространения их продукции в Российской Федерации.

Юридические лица и граждане других государств, лица без гражданства пользуются правами и несут обязанности, предусмотренные настоящим Законом, наравне с организациями и гражданами Российской Федерации, если иное не установлено законом.

Юридическое лицо, зарегистрированное в иностранном государстве, или иностранная структура без образования юридического лица независимо от их организационно-правовой формы, физическое лицо, распространяющие предназначенные для неограниченного круга лиц печатные, аудио-, аудиовизуальные и иные сообщения и материалы (в том числе с использованием информационно-телекоммуникационной сети “Интернет”), могут быть признаны иностранными средствами массовой информации, выполняющими функции иностранного агента, если они получают денежные средства и (или) иное имущество от иностранных государств, их государственных органов, международных и иностранных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства либо уполномоченных ими лиц и (или) от российских юридических лиц, получающих денежные средства и (или) иное имущество от указанных источников. В порядке, установленном уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, к юридическому лицу, зарегистрированному в иностранном государстве, или иностранной структуре без образования юридического лица независимо от их организационно-правовой формы, физическому лицу, распространяющим предназначенные для неограниченного круга лиц печатные, аудио-, аудиовизуальные и иные сообщения и материалы (в том числе с использованием информационно-телекоммуникационной сети “Интернет”) и получающим денежные средства и (или) иное имущество от иностранных государств, их государственных органов, международных и иностранных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства либо уполномоченных ими лиц и (или) от российских юридических лиц, получающих денежные средства и (или) иное имущество от указанных источников, могут быть применены положения Федерального закона от 12 января 1996 года N 7-ФЗ “О некоммерческих организациях”, регулирующие правовой статус некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, за исключением специальных положений, которые применяются исключительно к организациям, созданным в форме некоммерческой организации.

Иностранное средство массовой информации, выполняющее функции иностранного агента, несет права и обязанности, предусмотренные Федеральным законом от 12 января 1996 года N 7-ФЗ “О некоммерческих организациях” для некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.

Федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере регистрации некоммерческих организаций, ведет реестр иностранных средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента. Информация об иностранном средстве массовой информации, выполняющем функции иностранного агента, и о лицах, указанных в части седьмой настоящей статьи, включается в данный реестр на основании решения, принятого в соответствии с частью шестой настоящей статьи.

Решение о включении в реестр иностранных средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента, или об исключении из него информации об иностранном средстве массовой информации, выполняющем функции иностранного агента, и о лицах, указанных в части седьмой настоящей статьи, принимается федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере регистрации некоммерческих организаций, по согласованию с федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере международных отношений Российской Федерации.

Физическое лицо или российское юридическое лицо, распространяющие сообщения и материалы, которые созданы и (или) распространены иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, учрежденным иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) участвующие в создании указанных сообщений и материалов, может быть признано выполняющим функции иностранного агента, если оно получает денежные средства и (или) иное имущество от иностранных государств, их государственных органов, международных и иностранных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства либо уполномоченных ими лиц, иностранных средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента, российских юридических лиц, учрежденных иностранными средствами массовой информации, выполняющими функции иностранного агента, российских юридических лиц, получающих денежные средства и (или) иное имущество от указанных источников, и (или) от российских юридических лиц, учрежденных такими иностранными средствами массовой информации. Информация о таких физическом лице или российском юридическом лице включается в реестр иностранных средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента. Положения Федерального закона от 12 января 1996 года N 7-ФЗ “О некоммерческих организациях” могут быть применены к таким физическому лицу или российскому юридическому лицу в порядке, установленном федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере регистрации некоммерческих организаций.

Источник: https://base.garant.ru/10164247/8b7b3c1c76e91f88d33c08b3736aa67a/

Обратная сила закона

Применять законы

Самостоятельно разобраться в нюансах данного вопроса Вам поможет следующая статья:

Обратная сила закона имеет большое значение для правильного применения законодательства.

Обострение вопроса об обратном действии закона и его пределах в немалой степени предопределено чрезвычайной изменчивостью законодательства. Достаточно распространенной является проблема временного разрыва между обращением за осуществлением своего права в орган государственной власти или местного самоуправления и принятием соответствующего правоприменительного акта.

Период этот может продлеваться в случае принятия органом акта, незаконность которого установлена позже и он отменен судом. Суд выносит решение об устранении допущенного нарушения, но само законодательство, подлежащее применению, за это время изменилось.

Неопределенность в вопросе о применимом в данном случае законодательстве может препятствовать осуществлению гражданами их прав и защите их интересов.

Таким образом, вопрос об обратном действии закона и пределах его применения не разработан в необходимой степени и актуализируется в современных условиях изменчивого законодательства и бюрократического правоприменения.

1. Закон может приобрести обратную силу только при прямом указании закона. Гражданский кодекс РФ не имеет обратной силы, о чем прямо указано в п. 1 ст.

4 ГК РФ, в соответствии с которым акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие.

Действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случае, когда это прямо предусмотрено законом. Если специальный закон не содержит отличных норм, то следует использовать режим, сформированный кодексами для отношений определенного вида.

2. Для правильного решения вопроса о применимом законодательстве в отечественной правовой системе большое значение имеет содержание закона: улучшает или ухудшает он положение гражданина, создает ли он права и обязанности или прекращает их.

Именно в зависимости от содержания норм устанавливаются темпоральные правила Конституцией РФ.

Дискуссионным является вопрос о том, является ли применение закона, прекратившего право гражданина на получение определенного блага (правомочия), ухудшением его положения.

В соответствии со ст. 54, 55, 56 и 57 Конституции РФ законы, ухудшающие положение граждан, не могут иметь обратной силы. Так, ст.

54 Конституции РФ установлено, что закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет. Никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением.

Если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон.

указанных статей многократно истолковано и применено Конституционным Судом РФ, Верховным Судом РФ и Высшим Арбитражным Судом РФ.

Так, Президиум Верховного Суда РФ, разрешая дела, исходит из конституционного принципа, что законы, ухудшающие положение граждан, обратной силы не имеют (ст. 54, 55, 57 Конституции Российской Федерации), что зафиксировано в том числе в Постановлении Президиума Верховного Суда РФ от 18 сентября 2002 г. N 249пв01.

Согласно правовой позиции, сформулированной Конституционным Судом РФ, придание обратной силы закону, ухудшающему положение граждан и означающему, по существу, отмену для этих лиц права, приобретенного ими в соответствии с ранее действовавшим законодательством и реализуемого ими в конкретных правоотношениях, несовместимо с положениями ст.

1 (часть 1), 2, 18, 54 (часть 1), 55 (часть 2) и 57 Конституции Российской Федерации.

По смыслу указанных конституционных положений изменение законодателем ранее установленных условий должно осуществляться таким образом, чтобы соблюдался принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, который предполагает сохранение разумной стабильности правового регулирования и недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм, а также – в случае необходимости – предоставление гражданам возможности (в частности, посредством установления временного регулирования) в течение некоторого переходного периода адаптироваться к вносимым изменениям. С этим связаны законные ожидания граждан, что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано.

Таким образом, конституционная доктрина со ссылкой на ст. 54 – 57 Конституции РФ идет по пути признания умаления прав граждан издание закона, уменьшающего объем их прав.

Именно из этого исходит положение о запрете применять законы, прекращающие правомочие, к отношениям, которые возникли до введения в действе нового закона.

Действительно, если у гражданина в ранее действовавших нормах присутствовало какое-либо правомочие, то прекращение этого права сокращает его правоспособность на соответствующий период времени.

3. Большой практической значимостью обладает вопрос о том, можно ли применять закон к юридическим фактам, возникшим до его введения в действие. Казалось бы, ответ на указанный вопрос однозначный – нет.

Тем не менее, важен следующий нюанс: в процессе рассмотрения заявления гражданина юридическим фактом, по которому устанавливается законодательство, будет: а) дата обращения с заявлением; б) дата начала рассмотрения вопроса или в) дата принятия правоприменительного акта? Решение этой временной проблемы имеет большое значение.

В юридической науке исследован вопрос о длящихся правоотношениях, которые переживают изменение законодательства.

Решение вопроса о применении к таким отношениям более позднего закона напрямую зависит от того, был ли принят по ним правоприменительный акт.

Если правоприменительный акт был принят, то недопустимо в дальнейшем применение к тем же отношениям более позднего закона. Это будет фактически означать пересмотр принятого правоприменительного акта.

Обратим в этой связи внимание на то обстоятельство, что даже признание акта неконституционным не ведет к пересмотру актов и отношений, которые произошли к моменту вынесения решения и вступления его в силу, что следует из ст. 79 и 100 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”.

Решение Конституционного Суда Российской Федерации является материально-правовым основанием для пересмотра ранее принятых судебных решений лишь в отношении тех лиц, которые выступали заявителями в деле, рассматривавшемся Конституционным Судом Российской Федерации.

В отношении иных лиц, в делах которых были применены нормативные положения, признанные неконституционными либо получившие конституционно-правовое истолкование, отличное от имевшего место в правоприменительной практике, решение Конституционного Суда Российской Федерации влечет по обращениям управомоченных лиц пересмотр (изменение или отмену) в установленных процессуальным законом порядке и пределах основанного на таких нормативных положениях правоприменительного решения, не вступившего в законную силу либо вступившего в законную силу, но не исполненного или исполненного частично. Таким образом, возможности применения обратного действия судебного акта также ограничены в зависимости от того, состоялось ли правоприменение и было ли окончено его исполнение. Даже если действовал и применялся неконституционный закон, но его применение к моменту вынесения решения суда о его неконституционности окончено, это не дает возможности применить справедливую конституционную норму, так как это будет приданием закону обратной силы.

С учетом сказанного полагаем, что обращение гражданина за осуществлением своего права является фактом, определяющим законодательство, подлежащее применению. Именно по этой дате осуществляется установление действующего законодательства. Данная позиция подтверждается юридической наукой и судебной практикой.

Имеется судебная практика, полностью соответствующая установленной юридической доктрине. Так, например, в Постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа по арбитражному спору N КГ-А41/10590-04 от 23 ноября 2004 г.

исследовались обстоятельства, связанные с подачей на государственную регистрацию заявления, до рассмотрения которого регистрирующим органом произошло изменение законодательства.

Судом указано, что изменения к Федеральному закону “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним”, требующие подачи заявления о госрегистрации договора обеими его сторонами, вступили в силу уже после обращения Фонда “Прогимназия “Радуга” в МОРП.

С учетом высказанной правовой позиции суд указал на правомерность регистрации поданной заявки по законодательству, действовавшему на момент его подачи, несмотря на то что на момент рассмотрения заявки действовал другой закон.

Источник: https://www.urprofy.ru/obratnaya-sila-zakona

Применение закона и подзаконных актов

Применять законы

Правоприменение – это решение конкретного дела, жизненного случая, определенной правовой ситуации. Это «приложение» закона, общих правовых норм к конкретным лицам, конкретным обстоятельствам.

Действия правоприменяющего лица или органа направлены на то, чтобы развитие отношений между людьми и их формированиями шло в русле закона. Применением правовых норм занимаются компетентные органы и должностные лица, и только в рамках предоставленных им полномочий.

В качестве исключения по воле государства полномочиями применять отдельные законы могут быть наделены общественные органы. Так, например, профсоюзы применяют некоторые нормы трудового законодательства.

Применение закона имеет место там, где адресаты правовых норм не могут реализовать своих предусмотренных законом прав и обязанностей без своего рода посредничества компетентных государственных органов.

Нельзя получить пенсию, очередное воинское звание, отсидеть на гауптвахте, реализовать свое право на отдых (получить очередной отпуск) и т.д. без разрешения компетентного органа, хотя бы к тому времени были в действительности налицо все условия, предусмотренные законом для возникновения прав и обязанностей.

Другими словами, часть правовых норм реализуется через правоприменение, правоприменительную деятельность, правоприменительные акты.

Применение права

Применение права – это властная организующая деятельность компетентных органов и лиц, имеющая своей целью обеспечить адресатам правовых норм реализацию принадлежащих им прав и обязанностей, а также гарантировать контроль за данным процессом.

Определенная последовательность совершения комплексов действий в ходе правоприменения дает основание говорить о трех стадиях правоприменительной деятельности. Это:

  1. установление фактических обстоятельств дела;
  2. установление юридической основы дела;
  3. решение дела.

Единственным изначальным основанием начала процесса применения правовых норм является наступление предусмотренных ими фактических обстоятельств.

Поэтому первая стадия правоприменения состоит в установлении юридических фактов и юридических составов (совокупностей различных фактов).

Это могут быть «главные факты» и факты, подтверждающие главные, но обязательно те и в том объеме, как того требует нормальное разрешение юридического дела. В ряде случаев круг обстоятельств, подлежащих установлению, обозначен в законе.

Часто сбор доказательств и предварительное установление фактов являются делом одних лиц, а вынесение решения по делу – других. Однако правоприменяющий орган в этом случае обязан убедиться в достаточности фактов и их обоснованности.

Ни прокурор, утверждающий обвинительное заключение, ни судья, который рассматривает уголовное дело, ни директор предприятия или начальник УВД, издающий приказ о поощрении работника, не могут отнестись к своим обязанностям формально, полагаясь на представленные материалы.

Целью первой стадии правоприменительного процесса является достижение фактической объективной истины. Поэтому особое внимание законодательство уделяет доказыванию.

В нем фиксируется, какие обстоятельства нуждаются в доказывании, а какие – нет (общеизвестные, презумпции, преюдиции), какие факты доказываются определенными средствами (например, экспертизой).

Окончательная оценка доказательства является всегда делом правоприменителя. Установление юридической основы дела включает:

  • нахождение нормы, подлежащей применению;
  • проверку правильности текста акта, в котором содержится искомая норма;
  • проверку подлинности нормы и ее действия во времени, в пространстве и по кругу лиц;
  • уяснение содержания нормы.

Все указанные действия служат одной цели — правильной квалификации фактов, а значит, упрочению законности и правопорядка, поэтому могут быть объединены в одну стадию. Конечно, они тесно смыкаются и переплетаются в действительности с действиями, составляющими содержание предшествующей стадии.

Особо следует сказать о той стадии, когда правоприменитель не находит нормы, регулирующей установленные факты. Из этого следует, по меньшей мере, два вывода: или законодатель не считает необходимым регулировать данные обстоятельства и принимать по ним какие-либо решения юридического характера, или налицо пробел в законе.

При пробеле в законе правоприменителю предписывается законодателем разное поведение. Одно из них закреплено в Уголовном и Уголовно-процессуальном кодексах.

Здесь действует принцип: «Нет преступления и проступка, нет наказания и нет взыскания без закона».

Естественным выходом для практика в такой ситуации является отказ в возбуждении производства по делу, вынесение оправдательного решения.

В отношениях, не связанных с признанием деяния преступлением или административным проступком, действует другое правило. Гражданское законодательство, например, допускает возникновение гражданских прав и обязанностей непосредственно в силу общих начал и смысла гражданского законодательства. Ссылаясь на отсутствие конкретного закона, нельзя, таким образом, отказать в правосудии.

Средствами преодоления пробела по спорам, возникающим из цивильных правоотношений, а также по делам особого производства и спорам, вытекающим из административно-правовых отношений, являются аналогия закона и аналогия права.

Аналогия закона означает решение дела на основе закона, регулирующего сходные с рассматриваемыми отношения.

Аналогия права — решение на основе общих начал и смысла законодательства.

Аналогия разрешена повсюду, где нет специального запрещения и где сам нормодатель не связывает наступление юридических последствий только с конкретным законом. Режим законности диктует ряд требований к использованию аналогии:

  1. решение дела по аналогии допустимо только в случае полного отсутствия или неполноты правовых норм;
  2. сходство анализируемых обстоятельств и обстоятельств, предусмотренных имеющейся нормой, должно быть в существенных, равнозначных в правовом отношении признаках;
  3. выводы по аналогии недопустимы, если она прямо запрещена законом или если закон связывает наступление юридических последствий с наличием конкретных норм;
  4. исключительные нормы и изъятия из общих законодательных правил могут приниматься во внимание только тогда, когда рассматриваемые обстоятельства также являются исключительными;
  5. выработанное в ходе использования аналогии правоположение не должно противоречить ни одному из действующих предписаний закона;
  6. решение по аналогии предполагает поиск нормы вначале в актах той же отрасли права, и только за неимением таковой возможно обращение к другой отрасли и законодательству в целом.

Правоприменительный акт

Правоприменительный акт – это государственно-властный индивидуально-определенный акт, совершаемый компетентным субъектом по конкретному юридическому делу с целью определения наличия или отсутствия субъективных прав или юридических обязанностей и определения их меры на основе соответствующих правовых норм и в интересах их осуществления.

Правоприменительные акты (их многообразие см. на рис. 1) представляют самостоятельную ценность по причине их особой роли, необходимости и полезности в механизме правового воздействия на общественные отношения. Ценность правоприменительных актов состоит также и в том, что они реализуют определенные социальные цели вместе (одновременно) с нормативными правовыми актами.

Результативность в достижении стоящих перед правоприменительными актами целей (мера этой результативности) свидетельствует об их эффективности. Она может быть высокой, значительной, средней степени, недостаточной, низкой.

Выявление эффективности правоприменительного акта связано со сложным делом определения всех целей акта, результатов его действия, соизмерения результатов с целями, учетом неизбежных издержек.

Рис. 1. Виды актов применения норм права

Эффективность правоприменительных актов проявляется в том, что они приносят определенный результат совместно с другими средствами (в том числе правового) воздействия. Но эффективность правоприменительных актов следует, прежде всего, видеть в выполнении ими своих собственных целей, своей роли в общей системе средств воздействия на поведение людей.

Полная эффективность правоприменительных актов достигается тогда, когда все их цели – и ближайшие, и отдаленные, и конечные – выполнены с наименьшим ущербом для общества, с меньшими экономическими затратами, в наиболее короткий срок (рис. 2).

Рис. 2. Реализация права

Источник: https://konspekt.biz/index.php?text=46539

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.