Отказ от мирового соглашения

Отмена мирового соглашения

Отказ от мирового соглашения

Мировое соглашение – равнообязывающий документ, который имеет признаки договора, не ограничен родом дел, но обладает некоторой спецификой, которая обусловлена правовой природой этого соглашения и находится скорее в плоскости процессуального права. Речь в данной статье пойдет о возможностях его пересмотра и отмены по различным основаниям.

Юридическая природа

Стороны спора на основании ст. 173 ГПК РФ и ст.

139 АПК РФ добровольно заключают мировое соглашение (досудебное соглашение о сотрудничестве), исходя из собранного объема доказательств, подтверждающих факты и обстоятельства, на которые они ссылаются в обоснование требований и возражений, а также системы применимых к отношениям норм материального права в их официальном толковании или, в худшем случае, субъективном толковании.

Обратим внимание, что ни один из названных Кодексов не содержит дефиниции мирового соглашения. Доктрина выводит его из всей совокупности норм процессуального права, регулирующих заключение мирового соглашения.

По своей юридической природе и последствиям мировое соглашение аналогично отказу от иска для истца и признанию иска для ответчика: повторная подача иска влечет в соответствии с нормами ГПК РФ и АПК РФ возвращение искового заявления или прекращение гражданского дела, если факт заключения мирового соглашения установлен в ходе разбирательства (ст. 220 ГПК РФ). Еще более важно то, что для ответчика мировое соглашение исключает всякое оспаривание в вышестоящих судах по основаниям, связанным с неисследованностью или недоказанностью обстоятельств, а также по мотивам нарушения правил исследования и оценки доказательств.

Дело в том, что для сторон определение об утверждении мирового соглашения примечательно с позиций ст. 198 ГПК РФ о содержании решения.

Описательная, вводная и резолютивная части присутствуют обязательно, но акцент делается на резолютивной, в которой, собственно, и отражаются достигнутые договоренности сторон. А мотивировочная часть определения приобретает совершенно иной вид. Так, согласно ч. 4 ст.

198 ГПК РФ в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд.

В случае признания иска ответчиком в мотивировочной части решения суда может быть указано только на признание иска и принятие его судом. Схожие нормы содержит и АПК РФ.

Поскольку, заключая мировое соглашение, ответчик де-юре признает состоятельность требований истца, то есть их правовую и фактическую обоснованность, суду не нужно ничего устанавливать и ссылаться на какие-либо доказательства, а тем более мотивировать их оценку. Проигрывает ответчик и в том, что суду не требуется приводить конкретные нормы права. Достаточно лишь указать на то, что стороны заключили мировое соглашение по предложению одной из них или суда.

Не будем забывать, что определение об утверждении мирового соглашения также может быть обращено к принудительному исполнению путем подачи исполнительного листа.

Иными словами, действующее законодательство, на первый взгляд, предостерегает ответчика от заключения мирового соглашения.

Его единственное относительное достоинство – аннигилированность преюдициальной силы: что конкретно установлено одним судом, другому суду остается неизвестным, равно как и мотивы его заключения.

Тем не менее определение об утверждении мирового соглашения может быть отменено и пересмотрено обеими сторонами, но не по любому основанию. Последствия отмены варьируются, но основными являются реституция и поворот исполнения акта.

Основания для отмены

Ни одна из норм, регулирующих апелляционное и кассационное производство, не предусматривает отказа суда в принятии апелляционной и кассационной жалоб на такое определение. В связи с этим напомним, что согласно ч. 2 ст. 39 ГПК РФ (ст.

141 АПК РФ) суд не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц. Это положение повторяет обычные требования, предъявляемые к соглашениям вообще.

Соответственно сторона имеет право потребовать отмены определения в случае, если сочтет, что норма материального права, регулирующая спорные отношения, была применена судом неверно, что повлияло на принятие решения о заключении мирового соглашения.

Снова напомним, что одна из процессуальных обязанностей суда – способствовать заключению мирового соглашения. Действия суда можно рассмотреть как введение стороны в заблуждение, что в силу норм ГК РФ влечет оспоримость сделки. К мировому соглашению вообще применимы все положения норм об оспоримости и ничтожности сделок.

Итак, существуют материально-правовые основания для отмены определения. Что касается процессуальных нарушений, они являются основанием для изменения или отмены определения, если касаются его качества, то есть полноты изложения: в определении должны быть решены вопросы всех прав и обязанностей сторон. О распределении судебных расходов выносится дополнительное определение.

Если определение вступило в силу и исполнено, это не препятствует пересмотру определения по вновь открывшимся обстоятельствам и новым обстоятельствам.

В первом случае заявитель (ответчик по иску) должен представить доказательства фальсификации представленных доказательств, на основании которых было принято решение о заключении мирового соглашения, а также наличия объективной связи фальсифицированного доказательства и существа соглашения.

Теоретически возможны варианты доказывания злонамеренного соглашения суда и стороны о введении в заблуждение другой стороны относительно доказанности оснований иска либо вынесения судьей заведомо неправосудного определения без такого сговора.

Представляет особый интерес второй случай – возникновение новых обстоятельств. Например, ст.

392 ГПК РФ относит к новым обстоятельствам признание КС РФ не соответствующим Конституции РФ закона, примененного в конкретном деле, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в КС РФ (п. 3 ч. 4).

Обратимся к Федеральному конституционному закону от 21.07.1994 N 1-ФКЗ “О Конституционном Суде Российской Федерации”, регулирующему рассмотрение конституционных жалоб.

В соответствии со ст. 97 ФКЗ N 1 жалоба на нарушение конституционных прав и свобод признается допустимой, если закон затрагивает конституционные права и свободы заявителя и был применен в его деле.

Но что значит “применен”, если перед нами – мировое соглашение? Как мы знаем, судья отражает применение закона в мотивировочной части решения, а в определении об утверждении мирового соглашения мотивировочная часть имеет усеченную форму.

Представляется недопустимым, чтобы определение, утвердившее мировое соглашение как судебный акт, должный приниматься в согласии с Конституцией РФ, окажется объективно ему противоречащим и останется не приведенным в соответствие с ним лишь потому, что судья не укажет норму закона, регулирующую правоотношение.

Первый возможный выход из ситуации – толкование слова “утверждение” как подразумевающего указание в мотивировочной части определения оспариваемой нормы закона, регулирующей спорное правоотношение, в качестве одного из правовых оснований, обычно указываемых перед словом “определил”.

Второй выход – признание несущественным отсутствия в тексте определения ссылки на номер статьи (пункта и т.п.) закона в широком смысле, содержащего оспариваемую норму, при наличии ее действительного применения, выразившегося в разрешении вопроса о правах и обязанностях сторон спора в точном соответствии с ней.

При этом оба имеют равные шансы на существование, учитывая, что судебные инстанции не дали разъяснений по этому предмету. Нет прецедентов и у КС РФ.

В уголовном процессе

Соглашения предусмотрены и уголовно-процессуальным законодательством, но состав участников в нем совершенно иной, что связано с публичным характером уголовно-процессуальных отношений. В частности, ст. 317.

3 УПК РФ называет сторонами такого соглашения государство в лице должностного лица органов прокуратуры, подозреваемого или обвиняемого и его защитника.

При этом досудебное соглашение, в отличие от мировых соглашений, содержит прямое указание на применимую норму уголовного законодательства, предполагающую ответственность за совершенное преступление (п. 5 ч. 2).

Функция такого соглашения – способствование раскрытию преступления и иным процессуальным действиям. Подозреваемому или обвиняемому гарантировано в соответствии с ч. 2 ст. 62 УПК РФ смягчение наказания судом при соблюдении им всех условий соглашения.

При этом приговор, основанный на соглашении, подлежит пересмотру, если после назначения подсудимому наказания в соответствии с положениями настоящей главы будет обнаружено, что он умышленно сообщил ложные сведения или умышленно скрыл от следствия какие-либо существенные сведения (ст. 317.8 УПК РФ).

Последнее положение по существу является пересмотром по вновь открывшимся обстоятельствам.

Отменить или изменить приговор, вынесенный в особом порядке при наличии досудебного соглашения, для осужденного возможно лишь по материально-правовым основаниям либо в случае возникновения новых обстоятельств. Проблем установления примененности закона в случае с досудебным соглашением со следствием не возникает.

Итак, готовность заключения мирового соглашения в гражданском и арбитражном процессах требует уверенности, что контрагент не заявит об обмане относительно фактов или о несоответствии соглашения закону, в том числе Конституции РФ. Это и наводит на мысль об ограниченности этого процессуального документа и применимости в простых делах.

Читайте ещё по этой теме:

  • Мировое соглашение и примирительные процедуры
  • Мировое соглашение

А. Киселев

Источник: https://www.kmcon.ru/articles/jurist4_6463.html

О природе мирового соглашения в соотношени с отказом от иска и признанием иск

Отказ от мирового соглашения

Глуховцев В. И. научный руководитель д-р юрид. наук, проф. Сахнова Т. В.

Сибирский федеральный университет

Всё большее значение приобретает в современных гражданском и арбитражном процессах урегулирование споров посредством примирительных процедур. Начало XXI века ознаменовалось  внесением изменений в российское процессуальное законодательство, а также принятием ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)».

Так, в соответствии со ст. 2 АПК РФ одной из задач судопроизводства в арбитражных судах является содействие становлению и развитию партнёрских деловых отношений, формированию обычаев и этики делового оборота.

Также задачей суда на стадии подготовки дела к судебному разбирательству, как в гражданском судопроизводстве, так и судопроизводстве в арбитражных судах, является примирение сторон. В ходе изменений в АПК РФ появилась глава 15 «Примирительные процедуры. Мировое соглашение».

Стоит упомянуть, что в Концепции единого гражданского процессуального кодекса большое внимание уделяется примирительным процедурам, поскольку: «Решение спора самими сторонами миром позволяет не только снизить нагрузку на судей, но и сохранить партнерские отношения между сторонами на будущее, минимизировать вероятность возникновения дальнейших противоречий между ними и в целом снижает конфликтность в обществе». В проекте Единого гражданского процессуального кодекса также большая роль уделяется примирительным процедурам, глава 15 называется «Примирительные процедуры. Мировое соглашение».

Мировое соглашение является единственной судебной примирительной процедурой, хотя мнения исследователей по данному утверждению расходятся. Но бесспорно, что для дальнейшего развития примирительных процедур необходимо разделять мировое соглашение от других правовых явлений.

Мировое соглашение, признание иска ответчиком и отказ истца от иска – различные правовые явления, но имеющие ряд внешних схожих признаков. Заключение мирового соглашения приводит к ликвидации спора между сторонами и завершению процесса.

Признание иска и отказ от иска также ведут к завершению процесса (хотя и различным образом: отказ от иска влечет прекращение производства по делу, признание иска – вынесение решения об удовлетворении иска).

   Заключение мирового соглашения, отказ истца от иска, признание иска ответчиком по ГПК РФ, АПК РФ являются распорядительными действиями сторон (ст. 39 ГПК РФ, ст. 49 АПК РФ).  Отказ от иска, признание иска  являются способами реализации принципа диспозитивности – основополагающего принципа гражданского и арбитражного процессов.

Также примирительные процедуры развивают диспозитивные начала гражданского и арбитражного процессов. В законодательстве закреплены одинаковые условия утверждения судом мирового соглашения и принятия судом признания иска и отказа от иска.

Суд утверждает мировое соглашение или принимает отказ от иска или признание иска, если они не противоречат закону и не нарушают права и законные интересы других лиц. В  процессуальном законодательстве не закреплены критерии различия мирового соглашения от признания иска ответчиком и от отказа истца от иска; судебная практика также не выработала критериев различия.

Как же разграничить мировое соглашение  от отказа от иска и от признания иска?

Мировое соглашение тесно связано с примирением сторон. Советский исследователь Р. Е. Гукасян разделял эти явления. Ученый утверждал, что «мировое соглашение и примирение – понятия не идентичные. Мировое соглашение выступает  правовой формой примирения сторон».  Р. Е.

Гукасян  пишет, что «процессуальной формой примирения может быть не только мировое соглашение, но и такие процессуальные действия, как отказ от иска и признание иска». Данную позицию поддерживает судебная практика. Так, в Постановлении Пленума ВАС №50 «О примирении сторон в арбитражном процессе» закреплена данная позиция.

  В настоящий момент судебная практика пошла по такому пути. Также в данном Постановлении Пленума отражена позиция, что в мировом соглашении может быть закреплен отказ или частичный отказ от иска и признание иска или частичное признание иска.  В проекте Единого гражданского процессуального кодекса  ст.

189 закрепляет: «Результатом примирения лиц, участвующих в деле, могут быть:  1) заключение мирового соглашения в отношении всех или части заявленных требований; 2) частичный или полный отказ от иска; 3) частичное или полное признание иска».

Исходя из данных положений, мы можем сделать вывод, что отказ от иска и признание иска могут быть результатом примирения сторон,  хотя и не всегда.

Если, например, истец пришел к выводу о необоснованности своих требований, ответчик в добровольном порядке исполнил обязательство, истец посчитал судебный порядок защиты своего права или законного интереса заведомо невыгодным для него, то это не будет считаться результатом примирения сторон, но вполне может быть фактическим основанием того, чтобы истец отказался от иска.

Отказ от иска и признание иска являются односторонним волеизъявлением стороны. Мировое соглашение возможно только при наличии двустороннего волеизъявления сторон. Данной позиции  придерживаются Р. Е. Гукасян, Е. В. Пилехина.

Спорным остаётся вопрос обязательности в мировом соглашении обоюдных (взаимных) уступок. Р. Е. Гукасян утверждает, что взаимные уступки не являются обязательным элементом мирового соглашения: «Материальные права не могут быть предметом уступки, так как их существование спорно.

Конечно, отказ от процессуальных прав влечёт и отказ от материальных прав, если они были в действительности».  Ученый считает, что взаимные уступки – побочный результат мирового соглашения, процессуальный эффект, сопутствующий в некоторых случаях. Е. А.

Нефедьев, наоборот, относит обоюдные уступки к обязательному элементу мирового соглашения. Учёный отмечает: «Для признания соглашения сторон мировой сделкой уступки должны быть обоюдными. Каждая сторона должна отказаться от части своих притязаний или выгод и признать часть притязаний своего противника». Г. Ф.

Шершеневич выступает за то, что  взаимные уступки  являются  необходимым  условием  мирового  соглашения.  Тем не менее, Е. В. Пилехина, считает, что взаимные уступки являются необязательным элементом судебного мирового  соглашения.  Е. В.

Пилехина  полагает,  что мировое соглашение,  в котором нет взаимных уступок, отличается  от отказа от иска и признания иска своим двусторонним характером, то есть тем, что для его действительности требуется согласие  двух сторон

По нашему мнению, взаимные уступки сторон являются отличительной чертой мирового соглашения. Действительно, посредством мирового соглашения стороны желают обоюдно урегулировать спор на взаимовыгодных для них условиях.

Наличие взаимных уступок в притязаниях сторон и отличает мировое соглашение от отказа от иска и от признания иска. Термин «уступка» может предполагать уменьшение требований, отказ от чего-либо. Также допускается изменение способов и сроков удовлетворения требований сторон.

Исходя из этого, целью мирового соглашения является урегулирование спора волеизъявлением  самих спорящих сторон посредством уступок. При отсутствии взаимных уступок нет самого мирового соглашения, а есть отказ от иска или признание иска,  оформленные мировым соглашением.

Такие мировые соглашения заключаются  в силу того, что в ГПК РФ и АПК РФ нет четкого процедурного регламента мирового соглашения.

Мировое соглашение всегда направлено на урегулирования спора путём примирения сторон. Мировое соглашение всегда обоюдно, что выражается в наличии обоюдных (взаимных) уступок. Интерес сторон направлен на урегулирование спора на взаимовыгодных или приемлемых для сторон условиях.

Поэтому мировое соглашение является по своей правовой природе единственной судебной примирительной процедурой в российском цивилистическом процессе. Так, в АПК РФ закреплено право сторон окончить дело мировым соглашением в порядке, предусмотренном главой 15 АПК РФ (Примирительные процедуры. Мировое соглашение).

Таким образом, мировое соглашение является примирительной процедурой арбитражного процесса.    

Отказ от иска в отличие от мирового соглашения означает односторонний отказ истца от своих материально-правовых притязаний к ответчику. Основанием данного действия могут быть фактические обстоятельства, например, нежелание истца проигрывать процесс.

Эти обстоятельства могут быть и не связаны напрямую с предметом процесса. При этом интерес истца направлен на прекращение производства по делу, без разрешения спора по существу.

Суд, принимая отказ истца от иска, выносит определение о прекращении производства по делу.

Признание же иска означает одностороннее признание ответчиком материально-правовых притязаний истца.

Основания данного действия  различные, в их основе  нередко лежат фактические обстоятельства,  которые могут быть и не связаны напрямую с предметом процесса. Интерес ответчика направлен на скорейшее завершение процесса.

Принимая признания ответчиком иска, суд выносит решение в пользу истца, ссылаясь на признание иска ответчиком в мотивировочной части своего решения.

На основании вышеизложенного, мы можем сделать вывод, что мировое соглашение, признание иска ответчиком и отказ истца от иска, несмотря на внешнюю схожесть, являются различными правовыми явлениями не только по своим отдельным признакам, но и по правовой природе в целом, поскольку данные правовые явления абсолютно различны по своей процессуальной сущности.

Мировое соглашение, признание иска ответчиком и отказ истца различаются по наличию взаимных уступок, выражают разные интересы сторон. Для развития примирительных процедур, а частности мирового соглашения, необходимо различать мировое соглашение, отказ от иска и признание иска.  Смешивать между собой данные правовые явления недопустимо.

Поскольку, смешивая их, мы, по сути, причисляем отказ от иска и признание иска к примирительным процедурам или к результатам примирительных процедур.

Это в корне неверно, так как у примирительных процедур, в частности у мирового соглашения, абсолютно другие цели, другие мотивы для их применения, другие результаты, они выражают другие интересы сторон, нежели  отказ истца от иска и признание иска ответчиком.

Список использованных источников:

Источник: http://journalpro.ru/articles/o-prirode-mirovogo-soglasheniya-v-sootnosheni-s-otkazom-ot-iska-i-priznaniem-isk/

Можно ли отказаться от мирового соглашения после его утверждения судом?

Отказ от мирового соглашения

Заметка в развитие поста Рамиса Музипова.

Представим ситуацию.

Заключен договор поставки на условиях доставки.

Покупатель передумал принимать товар.

Поставщик предъявляет иск с двумя требованиями: 1) обязать покупателя принять товар ; 2) взыскать с покупателя стоимость товара по п. 4 ст. 514 ГК. (В практике такие иски встречаются.)

В суде стороны заключают мировое соглашение о том, что покупатель товар принимает в течение месяца, а поставщик снижает цену на товар.

Мировое соглашение утверждается судом.

В установленный срок поставщик товар не поставляет.

Вопрос: вправе ли покупатель отказаться от мирового соглашения со ссылкой на неоднократность нарушения сроков поставки (п. 2 ст. 523 ГК)? Если да, то что происходит с судебным актом в таком случае?

Аргументы «против»

В силу ст. 16 АПК РФ судебные акты носят общеобязательный характер.

Просрочка поставки означает, что в действительности необходимого товара у поставщика нет, а потому мировое соглашение может быть пересмотрено по вновь открывшимся обстоятельствам.

В этом случае в иске должно быть отказано со ссылкой на недоказанность того, что по требованию ответчика истец может передать ответчику встречное предоставление в виде оговоренного договором товара (см. напр.

, постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 12.05.2009 № А33-10563/08-Ф02-2128/09 по делу № А33-10563/08).

Правда здесь есть одно «но»: «судебный акт не может быть пересмотрен по вновь открывшимся обстоятельствам, если существенные для дела обстоятельства возникли после принятия этого акта, поскольку по смыслу пункта 1 части 2 статьи 311 АПК РФ основанием для такого пересмотра является открытие обстоятельств, которые хотя объективно и существовали, но не могли быть учтены, так как не были и не могли быть известны заявителю

Обстоятельства, возникшие после принятия судебного акта, могут являться основанием для предъявления самостоятельного иска» (п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 30.06.2011 № 52) .

Факт просрочки поставки после заключения мирового соглашения сам по себе не означает, что товара не было у истца в момент утверждения соглашения. Соответственно, пересмотреть нельзя, но у покупателя есть право на новый иск. Вопрос, только на какой? Имея в виду, что иски, направленные на опровержение законной силы судебных актов не допускаются.

Аргументы «за»

Коль скоро мировое соглашение — сделка, то было бы странно не давать защиту покупателю в виде отказа от нарушенного договора. Тем более, что Пленум ВАС РФ разрешил даже заключать дополнительные соглашения к мировому. В таком случае суд первой инстанции сам обессиливает (не знаю как лучше сказать) свое первое определение (п. 23 постановления Пленума ВАС РФ от 18.07.2014 № 50 ).

То есть определение об утверждении мирового соглашения не является таким уж окончательным и бесповоротным.

Заключение мирового соглашения не может ограничивать право на отказ от нарушенного договора.

Соответственно, следствием реализации такого права в данном случае будет акт судебного пристава о невозможности исполнения ввиду отказа от договора со стороны покупателя.

Но как пристав сможет оценить правомерность отказа?

Вместе с тем коль скоро действует презумпция оспоримости недействительных сделок, то в таком случае пристав и не должен оценивать правомерность такой сделки.

Но такой вывод означает, что обессилить определение суда об утверждении мирового соглашения можно, по сути, любой односторонней сделкой. И пока она не признана недействительной по иску заинтересованного лица, то считается, что все в порядке?

То есть отказом от договора покупатель «выключил» мировое соглашение, а последующее решение суда о признании этого отказа недействительным опять «включает» это соглашение, а вместе с ним и определение суда. Так что ли?

Компромиссный вариант: отказаться от соглашения нельзя, но и принудительно оно не может быть исполнено

В силу ч. 2 ст. 142 АПК исполнительный лист по мировому соглашению выдается лишь в случае неисполнения его в добровольном порядке, для чего требуется соответствующее ходатайство лица, заключившего соглашение.

Истец не поставляет товар, но обращается в суд с ходатайством о выдачи исполнительного листа, мотивируя тем, что ответчик товар не принимает.

Суд назначает заседание, в ходе которого выясняется, что сам истец не исполняет условий мирового соглашения.

Суд отказывает в выдачи исполнительного листа.

Получается, что соглашение действует, но оно не защищается.

Этот вариант прямо не вытекает из положений АПК, т. к.

последний не предусматривает, во-первых, обязательного судебного заседания для разрешения вопроса о выдачи исполнительного листа по мировому соглашению, во-вторых, права суда отказать в выдачи этого листа в случае нарушения заявителем условий мирового соглашения. Вместе с тем в судебной практике такой подход встречается: «суд первой инстанции… удовлетворил ходатайство о выдаче исполнительного листа для принудительного исполнения мирового соглашения.

Суд апелляционной инстанции отменил определение, посчитав, что оснований для выдачи исполнительного листа не имелось, поскольку общество не исполнило условия мирового соглашения… в связи с чем у комитета не возникло по мировому соглашению встречных обязательств.

Суд кассационной инстанции поддержал позицию суда апелляционной инстанции» (определение ВАС РФ от 28.12.2011 № ВАС-16675/11 по делу № А56-47988/2008).

Какие есть мнения?

P.S. Если кто-нибудь исследовал этот вопрос, то буду признателен за ссылку на литературу.

Источник: https://zakon.ru/blog/2015/5/22/mozhno_li_otkazatsya_ot_mirovogo_soglasheniya_posle_ego_utverzhdeniya_sudom

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.