Нормативно правовые акты не должны противоречить

Понятие локальных норм и локальных нормативных правовых актов в организации

Нормативно правовые акты не должны противоречить

Каждая организация вне зависимости, какой имеет статус, коммерческий или некоммерческий, должна самостоятельно разработать локальные нормативные акты. После создания всей необходимой документации, организация выходит на «автоматический» режим управления. Это могут быть: должностные инструкции, дисциплинарные правила или всевозможного рода положения.

Самостоятельная разработка локальных нормативных актов в организации это не только «комфортные» условия для работающих в ней людей и бесперебойной работы, но и своего рода «защита» от проверяющих органов, это например, трудовая инспекция, прокуратура, или судебные разбирательства.

Как правило, для этих организаций недостаточно, чтобы соблюдались трудовые права работников и правильно оформленная документация, здесь также важно грамотное оформление, детальное исследование всех ключевых потоков, как в области трудового права, так и в области финансовых, производственных и т.п.

Созданные локальные акты организацией могут относиться к разряду обязательных, общеустановленных и добровольно созданных.

К обязательным локальным актам, которые определяют общий принцип работы, относятся:

  • правила внутреннего трудового распорядка;
  • структура и штатное расписание;
  • график отпусков;
  • правила охраны труда;
  • коллективный договор;
  • положение о защите персональных данных;
  • положение об оплате труда;
  • антикоррупционная политика;
  • должностные инструкции;
  • положение о служебных командировках.К необязательным, которые не указаны в российском законодательстве, но необходимые для работы в управлении организации:
  • положение о премировании;
  • положение о материальном стимулировании;
  • положение о внедрении
  • журнал ознакомления с локальными нормативными актами;
  • инструкция по делопроизводству организации;
  • регламент хранение документов;
  • положение об экспертной комиссии по проведению экспертизы ценности документов;
  • положение о персонале;
  • положение об организации обучения и повышении квалификации персонала;
  • положение об отпусках;
  • положение о структурных подразделениях;
  • положение об адаптации персонала;
  • положение об аттестации персонала;
  • табель форм первичных учетных документов по личному составу;
  • инструкция по ведению кадрового делопроизводства и т.п.Какие бы не разрабатывала организация нормативные акты, они не должны противоречить российскому законодательству. Созданные документы должны быть донесены до всех касающихся сотрудников и должны выполняться как работодателем, так и подчиненными.Организации, создавая на своем предприятии локальныенормативные акты, опираются на утвержденные ГОСТы государства РФ, которые несут рекомендательных характер, за исключением, если они не связаны с трудовым правом. В Трудовом кодексе РФ, в статье 5, где предусматривается источники трудового права, включают в неё локальные нормативные акты, содержащие нормы трудового права.Такие признаки присущи всем документам, характерные для локального нормативного правового акта, такие как:– имеют властно-государственный характер. Именно государство наделяет и координирует работодателей правомочиями по разработке собственных локальных нормативных актов, т. е. нормотворческой документацией;– принимаются в соответствии всех требований к форме, содержанию и с соблюдением действующей процедуры;– с содержанием юридической нормы. Наличие в этих актах правовых норм как раз придает им, общеобязательный, нормативный характер;– имеют пространственные, временные и субъектные пределы действия, т. е. распространяют свое действие в пространстве, во времени и по кругу лиц.Итак, нормативные локальные акты в трудовом праве – это документы, содержащие нормы трудового права, принимаемые работодателем в пределах своей компетенции в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, социально-партнерскими соглашениями.Локальные нормативные акты действуют в пределах коммерческой или некоммерческой организации.Исходя из вышесказанного, можно выделить следующие признаки-особенности локальных нормативных актов:1) пространственные действия и пределы ограничены: действуют лишь в конкретной организации;2) субъектом локального нормотворчества является конкретная организация (работодатель);3) разработанные организацией акты должны нести подзаконный характер и не могут противоречить нормативным правовым актам, снижать установленный ими уровень гарантий трудовых прав работников, трудовому законодательству, коллективному договору, соглашениям и иным содержащим нормы трудового права;4) они отражают специфику производства, характер и профиль деятельности работодателя и учитывают его экономические возможности;5) локальные нормы отличает оперативность реагирования на изменения в организации труда, которые диктуются рынком.Разрабатывая локальные нормативные акты в организации, где содержатся нормы трудового права, соглашениями должны придерживаться в пределах своей компетенции, в соответствии с трудовым законодательством, а также иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права.

Понятие локальных норм и локальных нормативных правовых актов в организации

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5e455985913b3d225706d109/poniatie-lokalnyh-norm-i-lokalnyh-normativnyh-pravovyh-aktov-v-organizacii-5e494d15e977e25b8eebd924

Кс напомнил судам об обязанности не применять подзаконные акты, противоречащие закону

Нормативно правовые акты не должны противоречить

6 июля Конституционный Суд РФ вынес Постановление № 29-П по делу о проверке конституционности п. 1 ч. 3 ст.

311 АПК РФ, согласно которому новым обстоятельством для целей пересмотра вступивших в законную силу судебных актов по правилам гл.

37 Кодекса является в том числе отмена судебного акта арбитражного суда или суда общей юрисдикции либо постановления другого органа, послуживших основанием для принятия судебного акта по данному делу. 

Поводом для обращения в КС РФ послужила следующая ситуация. Комитет имущественных отношений Санкт-Петербурга отказал ООО «Альбатрос» в продлении договоров аренды участков набережной в связи с тем, что постановлением правительства Санкт-Петербурга от 21 июня 2016 г.

№ 510 Перечень мест, запрещенных для стоянки и остановки самоходных транспортных судов на водных путях, был дополнен п. 25, который сделал невозможным дальнейшее исполнение обязательств сторон.

Компания обратилась с иском в арбитражный суд с требованием об обязании Комитета продлить договоры, однако арбитражные суды первой и апелляционной инстанций отказали в его удовлетворении.

В дальнейшем Судебная коллегия по административным делам ВС РФ Апелляционным определением от 22 марта 2017 г. удовлетворила жалобу заявителя и иных лиц, признав п.

25 Перечня противоречащим Закону об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ и закону Санкт-Петербурга о транспортном обслуживании водным транспортом и недействующим с момента вступления определения в силу.

Суд кассационной инстанции, куда заявитель обратился по поводу пересмотра ранее принятых судебных решений на основании апелляционного определения ВС РФ, в удовлетворении жалобы отказал ввиду того, что п.

25 Перечня признан недействующим лишь с момента вступления в силу определения ВС и в соответствии с п. 1 ч. 3 ст. 311 АПК на момент прекращения договоров аренды еще действовал.

В рассмотрении направленной в ВС РФ надзорной жалобы о пересмотре апелляционного определения и признании нормы п. 25 Перечня недействующей с момента ее издания было отказано.

В комментарии «АГ» адвокат АП Санкт-Петербурга Валерий Волошин, представлявший интересы ООО «Альбатрос» во всех судебных инстанциях, связал отказ арбитражных судов пересматривать дело с разъяснениями Пленума ВАС, согласно которым дело не подлежит пересмотру, если нормативный акт, на основании которого принято решение, отменен судом с даты, когда было принято решение о его противоречии закону, а отказ ВС РФ – с желанием «избежать клубка новых споров, связанных с другими делами, по которым применялся оспариваемый акт». Таким образом, считает адвокат, разъяснения Пленума создали юридический тупик, в котором, даже добившись признания нормативного акта, примененного в деле (арбитражном) незаконным, пострадавшая сторона не может по закону добиться восстановления нарушенных прав.

В связи с этим компания «Альбатрос» направила в КС жалобу на то, что п. 1 ч. 3 ст. 311 АПК РФ, действующий с учетом толкования, данного в п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июня 2011 г.

№ 52 «О применении положений Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам», препятствует пересмотру по новым обстоятельствам судебного акта, в основу которого арбитражным судом положен нормативный правовой акт, признанный в дальнейшем судом общей юрисдикции недействующим с момента вступления решения об этом в законную силу, и тем самым исключает восстановление имущественных прав заявителя, ранее нарушенных применением в его деле данного нормативного правового акта. Таким образом, оспариваемое положение противоречит Конституции, гарантирующей право каждого на судебную защиту, включая возможность обжаловать в суд незаконные решения и действия (бездействие) органов государственной власти, и право на возмещение государством причиненного ими вреда.

Конституционный Суд напомнил нижестоящим инстанциям об азах юриспруденцииКС РФ разъяснил обязанность арбитражных судов проверять нормативный акт на соответствие иному нормативному акту, имеющему большую юридическую силу

Вынося решение по жалобе, Конституционный Суд РФ напомнил о правовой позиции, изложенной в Постановлении от 6 декабря 2017 г. № 37-П, о котором ранее писала «АГ».

В нем, в частности, подчеркивается, что гражданское и процессуальное законодательство создает основу для регулирования различных, несовпадающих способов судебной защиты прав и свобод физических и юридических лиц, помимо прочего, от применения нормативного правового акта, противоречащего закону или иному акту большей юридической силы.

КС указал, что последствием признания судом НПА недействующим является его исключение из системы правового регулирования.

При этом Суд обратил внимание, что праву лица, участвующего в деле об оспаривании такого НПА, поставить перед судом вопрос о его неприменении и принятии решения в соответствии с актом большей юридической силы корреспондирует обязанность суда рассмотреть этот вопрос, отразив в решении мотивы, по которым он не применил законы и иные нормативные правовые акты, на которые ссылались лица, участвующие в деле. 

Касательно гарантий прав граждан и юридических лиц Суд указал на «возможность – в случае признания судом нормативного правового акта, как не соответствующего закону и нарушающего права и интересы этих лиц, недействительным – требовать их защиты либо восстановления иными способами, предусмотренными ст. 12 ГК РФ и иными его нормами (восстановление положения, существовавшего до нарушения права, присуждение к исполнению обязанности в натуре, возмещение убытков и др.)».

Согласно п. 1 ч. 3 ст. 311 АПК РФ основанием пересмотра судебных актов арбитражных судов по новым обстоятельствам является, в том числе, отмена судебного акта арбитражного суда или суда общей юрисдикции либо постановления другого органа, послуживших основанием для принятия судебного акта по данному делу.

Такой подход, по мнению КС, обусловлен предусмотренными в системе арбитражного процессуального регулирования возможностями пересмотра по новым и вновь открывшимся обстоятельствам вступившего в законную силу судебного акта в связи с утратой правовым актом, на котором он основан, юридической силы (Постановление от 21 января 2010 г. № 1-П).

Вместе с тем, как указал Суд, подобному толкованию не придается абсолютный характер. Так, согласно п.

7 Постановления Пленума ВАС № 52, признание судом НПА недействующим или его отмена вышестоящим органом или лицом как не соответствующего закону не может рассматриваться в качестве обстоятельства, предусмотренного п. 1 ч. 3 ст. 311 АПК РФ, кроме случаев, когда такой акт признан недействующим с момента его принятия. 

Суд отметил, что критерии определения даты, с которой нормативный правовой акт признается недействующим, разъяснены в п. 28 Постановления Пленума ВС РФ от 29 ноября 2007 г.

№ 48 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части» и не предполагают обязательного признания нормативного правового акта недействующим с даты более ранней, чем дата вступления в силу решения суда общей юрисдикции, а тем более с момента принятия этого акта, что само по себе открывало бы (с учетом Постановления Пленума ВАС № 52) возможность пересмотра основанного на нем решения арбитражного суда по новым обстоятельствам.

По итогам рассмотрения жалобы КС РФ постановил признать оспариваемую норму не противоречащей Конституции, поскольку по конституционно-правовому смыслу она не препятствует пересмотру по новым обстоятельствам вступившего в законную силу решения арбитражного суда, в основу которого положен нормативный правовой акт, признанный недействующим судом общей юрисдикции, – вне зависимости от того, с какого момента он признан недействующим, в связи с чем направить решения, принятые в отношении заявителя, на пересмотр. 

Комментируя постановление, юрист корпоративной и арбитражной практики АБ «Качкин и Партнеры» Алексей Елисеенко отметил, что суды, основываясь на разъяснениях Постановления Пленума ВАС № 52, как правило, отказывают в пересмотре судебных актов на основании рассматриваемой нормы АПК, когда НПА, положенный в основу решения суда, признан недействительным, с момента вступления в силу решения суда о признании его недействительным, а не с момента принятия оспариваемого нормативного акта (постановления АС Северо-Западного округа от 14 ноября 2017 г. по делу № А56-81813/2015, АС Дальневосточного округа от 21 ноября 2016 г. по делу № А59-2706/2014 и др.).

Алексей Елисеенко считает, что данное постановление должно изменить судебную практику, сложившуюся после принятия Постановления Пленума ВАС РФ № 52, в тех случаях, когда лицо, участвующее в деле, приняло комплексные меры для защиты своих интересов, добившись признания незаконным нормативного правового акта и обратившись в арбитражный суд с заявлением о пересмотре вступившего в законную силу решения суда на основании п. 1 ч. 3 ст. 311 АПК РФ. 

По мнению советника АБ «Бартолиус» Анны Смолы, КС пытается разрешить очень старую проблему, которая имеет много преломлений в практике, и частично упоминает об этом, ссылаясь на собственные акты.

«Суть в том, что применение правовых норм с обратной силой должно быть очень взвешенным, – пояснила эксперт.

– В случае с нормативными актами речь идет о правах неопределенного круга лиц, поэтому важен момент, с которого правовое регулирование изменено, в том числе судом, – ведь это может повлиять и на множество уже состоявшихся судебных актов, часто вступивших в законную силу». 

Анна Смола отметила, что в данном случае КС предпринял попытку исправить очевидно несправедливую ситуацию, когда обозначение судом более позднего момента, с которого нормативный акт не действует, воспрепятствовало пересмотру по вновь открывшимся обстоятельствам ранее вынесенных судебных актов с участием того же лица.

«Представляется, что суд, который принимает решение по вопросу о законности такого акта, должен определять указанный момент таким образом, чтобы это позволило обеспечить эффективное восстановление нарушенных прав заинтересованных лиц, – подчеркнула эксперт.

– Но в ситуации, когда это не было сделано, КС пришлось пойти иным путем – признать, что определение этого момента судом вообще не имеет значения для пересмотра ранее принятых судебных актов.

Такая возможность предоставлена постановлением лишь для случаев обращения того же лица с заявлением о пересмотре, но это ставит целый ряд производных вопросов, в том числе теоретического характера». 

С практической точки зрения, по мнению Анны Смолы, озвученный подход, на первый взгляд, предоставляет больше возможностей для защиты прав и законных интересов частных субъектов, что актуально, в частности, для споров с государственными органами.

«Вместе с тем он также вносит больше неопределенности, размывает действие нормативного акта во времени, а неопределенность часто порождает не только возможности, но и риски – в том числе для тех субъектов гражданского оборота, которые считали свои правоотношения давно определенными в результате судебных споров», – добавила Анна Смола. 

Старший партнер АБ «Яблоков и партнеры», адвокат Ярослав Самородов отметил, что часто сталкивается на практике с тем, что суды игнорируют противоречия между подзаконным актом и законом, ссылаясь на то, что подзаконный акт является действующим и не признан незаконным.

«По сути, КС РФ напоминает судам о конституционной обязанности не применять подзаконные акты, если они противоречат закону», – пояснил он. Очень важен, по мнению эксперта, тезис Суда о том, что незаконный акт неприменим вне зависимости от того, с какого момента он признан незаконным.

«Рад, что заявителю удалось добиться признания того, что вынесенные по делу решения приняты вопреки основам юриспруденции», – резюмировал адвокат.

В свою очередь Валерий Волошин отметил, что удовлетворен исходом дела, однако не исключает, что для восстановления прав ООО «Альбатрос» опять придется проходить все инстанции арбитража.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/ks-napomnil-sudam-ob-obyazannosti-ne-primenyat-podzakonnye-akty-protivorechashchie-zakonu/

Статья 7. Муниципальные правовые акты | ГАРАНТ

Нормативно правовые акты не должны противоречить

Статья 7. Муниципальные правовые акты

2. По вопросам осуществления отдельных государственных полномочий, переданных органам местного самоуправления федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации, могут приниматься муниципальные правовые акты на основании и во исполнение положений, установленных соответствующими федеральными законами и (или) законами субъектов Российской Федерации.

3. Муниципальные правовые акты, принятые органами местного самоуправления, подлежат обязательному исполнению на всей территории муниципального образования.

За неисполнение муниципальных правовых актов граждане, руководители организаций, должностные лица органов государственной власти и должностные лица органов местного самоуправления несут ответственность в соответствии с федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации.

4. Муниципальные правовые акты не должны противоречить Конституции Российской Федерации, федеральным конституционным законам, настоящему Федеральному закону, другим федеральным законам и иным нормативным правовым актам Российской Федерации, а также конституциям (уставам), законам, иным нормативным правовым актам субъектов Российской Федерации.

5.

Если орган местного самоуправления полагает, что федеральный закон или иной нормативный правовой акт Российской Федерации либо закон или иной нормативный правовой акт субъекта Российской Федерации по вопросам организации местного самоуправления и (или) установления прав, обязанностей и ответственности органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления не соответствует Конституции Российской Федерации, федеральным конституционным законам, федеральным законам, договорам о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъекта Российской Федерации, вопрос о соответствии федерального закона или иного нормативного правового акта Российской Федерации либо закона или иного нормативного правового акта субъекта Российской Федерации по вопросам организации местного самоуправления и (или) установления прав, обязанностей и ответственности органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления Конституции Российской Федерации, федеральным конституционным законам, федеральным законам, договорам о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъекта Российской Федерации разрешается соответствующим судом. До вступления в силу решения суда о признании федерального закона или иного нормативного правового акта Российской Федерации либо закона или иного нормативного правового акта субъекта Российской Федерации или отдельных их положений не соответствующими Конституции Российской Федерации, федеральным конституционным законам, федеральным законам, договорам о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъекта Российской Федерации принятие муниципальных правовых актов, противоречащих соответствующим положениям федерального закона или иного нормативного правового акта Российской Федерации либо закона или иного нормативного правового акта субъекта Российской Федерации, не допускается.

6.

Муниципальные нормативные правовые акты городских округов (городских округов с внутригородским делением), являющихся административными центрами субъектов Российской Федерации, а также иных городских округов, муниципальных округов и муниципальных районов, включенных в соответствующий перечень законом субъекта Российской Федерации согласно положениям части 7 настоящей статьи, затрагивающие вопросы осуществления предпринимательской и инвестиционной деятельности, в целях выявления положений, необоснованно затрудняющих осуществление предпринимательской и инвестиционной деятельности, подлежат экспертизе, проводимой органами местного самоуправления городских округов (городских округов с внутригородским делением), являющихся административными центрами субъектов Российской Федерации, а также иных городских округов, муниципальных округов и муниципальных районов, включенных в соответствующий перечень законом субъекта Российской Федерации согласно положениям части 7 настоящей статьи, в порядке, установленном муниципальными нормативными правовыми актами в соответствии с законом субъекта Российской Федерации.

Муниципальные нормативные правовые акты иных муниципальных образований, затрагивающие вопросы осуществления предпринимательской и инвестиционной деятельности, в целях выявления положений, необоснованно затрудняющих осуществление предпринимательской и инвестиционной деятельности, могут подлежать экспертизе, проводимой органами местного самоуправления соответствующих муниципальных образований в порядке, установленном муниципальными нормативными правовыми актами в соответствии с законом субъекта Российской Федерации.

7. Законом субъекта Российской Федерации устанавливается перечень муниципальных районов, муниципальных и городских округов, в которых проведение экспертизы муниципальных нормативных правовых актов, затрагивающих вопросы осуществления предпринимательской и инвестиционной деятельности, является обязательным.

При этом законом субъекта Российской Федерации определяются критерии включения муниципальных районов, муниципальных и городских округов в указанный перечень, отражающие объективные особенности осуществления местного самоуправления в данном субъекте Российской Федерации, включая степень концентрации возложенных на такие муниципальные образования государственных полномочий.

Источник: https://base.garant.ru/186367/e88847e78ccd9fdb54482c7fa15982bf/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.