Надлежащие документы

О копиях письменных доказательств: «надлежаще заверенных» и прочих

Надлежащие документы

В сентябре текущего года Татьяна Гарифуллина разместила здесь:
https://zakon.ru/blog/2017/9/14/i_celoj_kopii_malo_riski_predstavleniya_kopij_pismennyh_dokazatelstv, тему, размышления на которую хотелось бы продолжить.

         Интерес вызвало отсутствие общепризнанных правильных ответов на вопросы, возникающие практически в каждом деле:

         – каким образом создать «надлежаще заверенную копию» письменного доказательства (исключая путь обращения к нотариусу)?

         – какие последствия влечет отсутствие подлинника доказательства при наличии его копии?

1. Итак, сначала о действующем регулировании

1.1. О «бумажных» копиях, заверяемых участвующим в деле лицом

         Гражданский и арбитражный процессуальные законы и не так давно принятый Кодекс административного судопроизводства допускают представление письменных доказательств в виде надлежащим образом заверенной копии» (в некоторых случаях допустимо использовать лишь подлинники документов, но сейчас такие исключения не рассматриваются).

         Определяя «надлежащий образ» заверения письменных доказательств, все известные комментаторы и применители этих норм обращаются к ГОСТ Р 6.30-2003 или Указу Президиума ВС СССР от 4 августа 1983 года № 9779-X.

         По глубочайшему убеждению автора этого текста, положения перечисленных актов используются не потому, что они действительно регламентируют обязательный порядок заверения копий, а как вследствие отсутствия такого порядка.

         Указанный ГОСТ (кстати, рекомендуемый, как указано в разделе: «область применения») не создает обязательных правил для не желающих его применять лиц – иное толкование из Федерального закона «О стандартизации в РФ» никак не следует. Напротив, принципом стандартизации является добровольное применение документов по стандартизации (п. 1 ст. 4). Многие организации, включая органы государственной власти, используют иные стандарты составления управленческой документации.

          Сфера применения Указа Президиума ВС СССР № 9779-X и цель этого нормативного акта довольно ясны: он предписывает государственные и прочие организации выдавать гражданам копии необходимых им документов (п. 1).

Да, «попутно» данный Указ регламентирует и способ свидетельствования верности копии. Но нельзя без применения аналогии права, распространить эти правила на копии, выдаваемые не гражданам или не организациями.

Также эти правила не применяются для случаев, когда копии выдаются не для реализации прав и интересов граждан.

                 Значит, обязательность соблюдения предлагаемых ГОСТом и содержащихся в Указе № 9779-X правил заверений копий, не очевидна.

         Зато явно видно иное – возможность «правильным» образом удостоверить (засвидетельствовать, заверить) копию имеется только у организации. Физическое лицо не имеет многих обязательных реквизитов.

Впрочем, небольшая организация, возжелав соблюсти все требования, сможет разработать, например, такую надпись: «верно: …подпись… директор…Ф.И.

О…дата…подлинник данного документа действительно находится у меня – в оранжевой папке с красными завязками; эту папку с самыми важным документами я всегда вожу с собой, т.к. боюсь потерять».

         Предположение об обязательности соблюдения правил и ГОСТа, и Указа, приведет к абсурдному: все решения, основанные на «ненадлежаще» заверенных копиях будут подлежать отмене; копии судебных актов по другим делам, которые лицо попытается использовать в качестве доказательства, не будут приняты судом в связи с пороком формы даже при наличии гербовой печати.

1.2. О копиях, представленных в форме электронного образа

         Иной порядок заверения копий предусмотрен для подачи в суды документов в электронном виде. Так,  п. 3.2.

2 Порядка, утвержденного  приказом Председателя Верховного Суда РФ от 29 ноября 2016 года № 46-П, устанавливает, что если обращение в суд подписано (заверено) усиленной квалифицированной электронной подписью, электронные образы документов, прилагаемые к обращению в суд, считаются заверенными усиленной квалифицированной электронной подписью.

Если обращение в суд подано в виде электронного образа документа, такое  обращение и прилагаемые к нему электронные образы документов считаются заверенными простой электронной подписью лица, подающего документы.         То есть, при таком способе подачи документов «надлежащий образ» заверения установлен.

Причем, у суда есть право, но не обязанность потребовать оригиналы представленных в электронном виде документов. Соответственно, на таким способом заверенной копии можно основать решение (безусловно, за исключением обстоятельств, когда необходимость подлинника определена законом или доводами другой стороны).

1.3. О документах, отсутствующих в форме бумажного документа

                 Закон (например, ч. 3 ст. 75 АПК РФ) не исключает использования в качестве доказательств документа, подлинник которого или вообще отсутствует в привычном понимании, или никогда не находился в распоряжении представившего его лица. Это может быть документ, полученный по факсу, высланный по электронной почте результат сканирования и т.п.

         Допустимость таких доказательств в некоторых случаях может показаться сомнительной. Однако, вряд ли будет разумен категоричный вывод о недопустимости, например, некоего уведомления, полученного от другой стороны с использованием факсимильного аппарата.

1.4. О документах, «заверенных судом»

         В обсуждении к теме, поднятой Татьяной Гарифуллиной, затрагивался вопрос и одновременного предъявления суду подлинника и копии (как заверенной различными образами, так незаверенной копии).

Такой порядок широко применяется при приобщении доказательств в ходе судебного заседания. Судья, совершив вызвавшее дискуссии действие по «обозрению» подлинника, возвращает его, приобщая к делу копию.

         Представляется, что таким образом в сокращенной форме реализуется право лица получить обратно ранее приобщенные к делу подлинники (этим правом можно воспользоваться и до вступления в законную силу оканчивающего дело акта).

То есть, соглашаясь на такой способ проверки верности копии, суды справедливо не видят необходимости требовать от желающего вернуть подлинник лица подавать особое заявление.

Поэтому представляется несущественным, какая именно копия приобщена к делу в случае, если суд видел подлинник (причем некоторые судьи, увидев подлинник, сами учиняют удостоверительную надпись на копии, предназначенной для помещения в материалы дела).

2. Немного об истории

         Привычное сейчас понимание копии появилось с широким распространением изготавливающих их устройств. До этого копия изготавливалась путем переписывания или перепечатывания подлинника (в большинстве случаев; также копии могли создаваться одновременно с подлинником, например, с использованием копировальной бумаги).

         Устав гражданского судопроизводства допускал засвидетельствование копии самим тяжущимся (п. 2 ст. 264). ГПК Р.С.Ф.С.Р. 1923 года допускал заверение копий стороной (хотя, это освобождало от предъявления подлинника – ст.ст. 79, 212).        Эти процессуальные нормы – времен отсутствия копировальной техники.

         Способ изготовления копии представляется важным – переписывая или перепечатывая документ, лицо легко может упустить или исказить какой-либо элемент, который имеет доказательственное значение.

Такая ошибка может быть неумышленна, но даже в случае умысла изготовителя копии ему останется шанс как-то оправдать «невнимательность» или описку (особенно если доказательственное значение упущенных или искаженных элементов неочевидно).

         Вероятность неумышленного искажения доказательства при его современном копирования представляется существенно меньшей. Возможно, это могло бы повлечь соответствующие органичные последствия в законе.

3. О цели заверения

                 Цель закона, предусматривающего особый порядок придания копии юридической силы, ясна лишь на первый взгляд. Ею может быть недопущение попадания в материалы дела копий с содержанием, не тождественным подлиннику.

В полной мере заверение такой гарантии не дает – заверенная копия также может быть сфальсифицирована или неумышленно искажена. Но в таком случае, видимо, предполагается, что ответственность за искажение будет нести заверившее лицо.

         Однако эта цель не соотносится с главным – санкцией. Часть 1 ст. 303 УК РФ (фальсификация доказательств по гражданскому делу) применяется к лицам, представившим и сфальсифицированные «подлинники», и копии (см., например, апелляционное постановление Мосгорсуда от 8 октября 2015 года по делу № 10-12739).

Причем, для привлечения к уголовной ответственности не имеет значения, заверил ли субъект преступления копию и каким образом. Также неважно, предъявляло ли лицо подделанный подлинник суду или просило приобщить только копию.

Значит, риск оказаться наказанным не изменяется для лица в зависимости от факта и способа заверения копии.

         Более того – если уголовное наказание должно настигнуть участвующее в деле лицо или его представителя, то тенденция цивилистического понимания ответственности может отсылать к заверившему копию лицу (которое, если не является участником дела или его представителем, не может быть привлечено по ч. 1 ст. 303 УК РФ).

         Возможность проверки копии на предмет ее фальсификации также имеется (о чем прямо напомнила СК по ГД ВС РФ в определении от 14 марта 2017 года № 20-КГ16-21). Хотя, безусловно, следует учесть, что технические  возможности проверки подлинника и копии могут значительно отличаться.

4. Заключение     

        4.1.

         Эта тема – следствие опасения казусов, упомянутых в теме Татьяны Гарифуллиной: сторона представляет суду копию доказательства, другие участвующие лица не заявляют о фальсификации и не требуют предоставить подлинный документ, а суд лишь в совещательной комнате отвергает доказательство исключительно по причине его «ненадлежащего заверения»…

         Причем, представляется, что для устранения столь масштабного разногласия в понимании «надлежащих копий» предельно просто, определив любой из таких вариантов:

  • Копии доказательств могут быть не заверены, что никак не влияет на ответственность представившего их лица за фальсификацию. Кстати, именно такие отсутствующие требования к форме копий у ЕСПЧ. Неудобство у такого варианта видится одно – не всегда можно определить, какое именно участвующее в деле лицо представило определенную копию (при приобщении доказательств в ходе заседания для определить это можно лишь путем обращения к протоколу, но он может быть ошибочен или неполон и иногда невозможно различить указанные в нем однородные документы). Потому, уступая этим соображениям и традициям, возможен второй вариант –
  • Копии доказательств могут быть в любой форме заверены представившим их лицом, судом – в случае предъявления подлинника, а также иными лицами.

4.2.

         Представляется, что само по себе отсутствие подлинника доказательства не означает, что его копия не должна быть приобщена к материалам дела (безусловно, за исключением прямо установленных законом случаев).

         При отсутствии возражений иных лиц относительно достоверности копии меры по ее верификации излишни.

         В случае возражений разумным представляется предложить представить подлинник или объяснить причины его отсутствия. Тогда суд сможет проверить и оценить копию, учесть в решении причины отсутствия подлинника.

Источник: https://zakon.ru/blog/2017/11/17/o_kopiyah_pismennyh_dokazatelstv_nadlezhasche_zaverennyh_i_prochih

«Некоторые вопросы квалификации незаконных действий с официальным документом (ст. 327 УК РФ)»

Надлежащие документы

Деятельность любой организации связана с документооборотом. При этом ряд документов содержит сведения, значимые как для отдельных лиц, так и для государства. В связи с этим законодатель предусмотрел уголовную ответственность за наиболее общественно опасные незаконные действия с документами.

Вместе с тем некоторые вопросы применения ст. 327 УК РФ вызывают сложности на практике. Среди них:

1. Отнесение документа к числу официальных;

2. Установление признаков объективной стороны преступлений, предусмотренных ст. 327 УК РФ;

3.

Квалификация подделки и (или) использования официального документа, сопряженных с иными преступными действиями.

Отнесение документа к числу официальных

Признаки официального документа (ст. 327 УК РФ)

Согласно абз. 5 п. 2 определения Конституционного Суда Российской Федерации от 16.12.

2010 № 1671-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шишкина Виталия Юрьевича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 327 Уголовного кодекса Российской Федерации» понятие «официальный документ» является оценочным.

Следовательно, в каждом конкретном случае суд должен решать вопрос о статусе документа, исходя из конкретных обстоятельств рассматриваемого уголовного дела.

Для отнесения документа к числу официальных необходимо констатировать наличие двух признаков: официальность и способность документа к предоставлению.

Официальность выражается в возможности включения документа в официальный документооборот.

Данная включенность обусловлена изданием документа официальным субъектом (государственные органы, органы местного самоуправления, государственные и муниципальные учреждения.

Государственные корпорации, Вооруженные Силы Российской Федерации, другие войска и воинские формирования Российской Федерации, органы внутренних дел, их должностные лица и т.д.

), представления документа такому субъекту или возможностью нахождения документа в делопроизводстве субъекта. Именно включенность в документооборот официального субъекта наделяет документ соответствующим качеством, что обусловлено возможностью причинения вреда отношениям в сфере порядка управления в случае незаконных действий с таким документом.

Способность документак предоставлению выражается в возможности предоставления прав или освобождения от обязанностей как лицу, использующему официальный документ, так и третьим лицам. Документ может обладать предоставительным свойством в управленческих отношениях и при отсутствии прямого указания в нем на конкретные права или обязанности.

Виды официальных документов (cm. 327 УК РФ)

1. Документ, удостоверяющий личность, является особой разновидностью официальных документов, выделяемой по признаку опосредованного предоставления.

Такое предоставление выражается в том, что документ удостоверяет личность, в том числе в определенном статусе, что опосредует предоставление прав или освобождение от обязанностей в отношении данного лица. Таким образом, для целей ст.

325, 327 УК РФ по характеру предоставления можно выделить документы, удостоверяющие личность, и иные официальные документы.

2. В силу того, что признак официальности документа как предмета преступления по ст. 327 УК РФ распадается на несколько составляющих, все официальные документы можно разделить на 3 группы.

К первой относятся документы, изданные официальным (публичным) субъектом, ко второй — документы, которые могут быть представлены такому субъекту в целях реализации прав или освобождения от обязанностей, к третьей — внутренние документы официального субъекта, т. е. находящиеся в его документообороте.

В качестве особой (исключительной) разновидности официальных (в целях квалификации по ст. 327 УК РФ) следует выделить нотариально удостоверенные частные документы. Во-первых, согласно ст.

1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате (далее — Основы) нотариусы совершают предусмотренные законодательными актами нотариальные действия от имени Российской Федерации. Согласно ст.

2 Основ при совершении нотариальных действий нотариусы обладают равными правами и несут одинаковые обязанности независимо от того, работают ли они в государственной нотариальной конторе или занимаются частной практикой, а оформленные нотариусами документы имеют одинаковую юридическую силу. Во-вторых, в соответствии с положениями ст.

3 Основ нотариальной деятельностью вправе заниматься гражданин Российской Федерации, сдавший квалификационный экзамен, за исключениями, предусмотренными Основами. Решение о допуске к квалификационному экзамену лиц, желающих сдать квалификационный экзамен, принимается в порядке, установленном федеральным органом юстиции совместно с Федеральной нотариальной палатой, квалификационной комиссией.

Таким образом, документ становится официальным в силу того, что, действуя от имени государства при удостоверении частного документа, нотариус придает такому документу публичный статус.

3.

Основываясь на том, что документы, находящиеся в отечественном документообороте, могут исходить от официальных субъектов не только Российской Федерации, но и от соответствующих иностранных субъектов, следует выделить российские и иностранные официальные документы. Подобное широкое толкование документа как предмета преступления предусматривает конструкция диспозиции ч. 1 ст. 327 УК РФ, в которой принадлежность России, РСФСР или СССР установлена только относительно государственных наград.

Источник: https://76.xn--b1aew.xn--p1ai/%D0%B4%D0%BB%D1%8F-%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%B6%D0%B4%D0%B0%D0%BD/poleznaya_informatsia/pravovoj_likbez/nezakonnie_dejstvija_oficialnij_dokument

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.