К исключительной компетенции законодателя российской федерации относится

Статья 1.3. Предметы ведения Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях

К исключительной компетенции законодателя российской федерации относится

1. К ведению Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях относится установление:

1) общих положений и принципов законодательства об административных правонарушениях;

2) перечня видов административных наказаний и правил их применения;

3) административной ответственности по вопросам, имеющим федеральное значение, в том числе административной ответственности за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации;

4) порядка производства по делам об административных правонарушениях, в том числе установление мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях;

5) порядка исполнения постановлений о назначении административных наказаний.

2. В соответствии с законодательством о судебной системе настоящий Кодекс определяет подсудность дел об административных правонарушениях судам.

3. В соответствии с законодательством о защите прав несовершеннолетних настоящий Кодекс определяет подведомственность дел об административных правонарушениях комиссиям по делам несовершеннолетних и защите их прав.

4. В соответствии с установленной структурой федеральных органов исполнительной власти настоящий Кодекс определяет подведомственность дел об административных правонарушениях, предусмотренных настоящим Кодексом, федеральным органам исполнительной власти.

5. В соответствии с задачами и функциями, возложенными на органы государственной власти субъектов Российской Федерации федеральными законами, настоящий Кодекс определяет подведомственность дел об административных правонарушениях, предусмотренных настоящим Кодексом, органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

1. Законодательство об административных правонарушениях составляет предмет совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ, в связи с чем возникает потребность разграничения компетенции государства и его регионов в данной сфере.

Положения настоящей статьи призваны определить предмет ведения Российской Федерации, который регламентируется в соответствии с Конституцией РФ и детализируется применительно к рассматриваемой сфере нормами КоАП РФ.

Традиционно для российского законодательства в ведении государства находится решение наиболее важных задач, определение ведущих направлений политики в области административных правонарушений.

Следует заметить, что в рамках настоящей статьи речь идет об исключительной компетенции федеральных органов государственной власти, которая реализуется ими непосредственно и не может быть делегирована иным субъектам.

В соответствии со ст. 71 Конституции РФ к ведению Российской Федерации относятся установление основ федеральной политики и федеральные программы в области государственного, экономического, экологического, социального, культурного и национального развития.

Детализируя указанные предписания Основного Закона государства, нормы настоящей статьи относят к ведению Федерации установление общих положений и принципов законодательства об административных правонарушениях, т.е.

определение единых основных положений административного законодательства, концепции его развития и реализации.

Поскольку законодательство об административных правонарушениях во главе с КоАП РФ представляет собой единый комплекс нормативных актов, подлежащих применению на всей территории государства, т.е. охватывает собой территории всех субъектов РФ, то утверждены такие положения могут быть исключительно на федеральном уровне.

Определение перечня видов административных наказаний и правил их применения также отнесено к федеральной компетенции. Однако следует заметить, что особенностью административной ответственности является возможность установления состава административного правонарушения не только нормами КоАП РФ, но и иных нормативных актов, в том числе регионального уровня.

Однако независимо от предоставленной свободы деятельности уполномоченных субъектов, государство устанавливает и регламентирует единую систему мер государственного реагирования, в связи с чем только Российская Федерация формирует перечень административных санкций и порядок их реализации.

Исходя из общеправовых принципов юридической ответственности, за каждое деяние меры ответственности должны быть законными, обоснованными и соответствующими тяжести совершенного деяния. Подобный подход позволяет обеспечить лишь централизованное правовое регулирование со стороны государства.

Единым является и порядок производства по делам об административных правонарушениях. Применение мер ответственности различными уполномоченными органами государственной власти определяется применительно к юрисдикции данного органа и его полномочиям. Установление иных различий и особенностей в отношении установленного порядка применения указанных мер недопустимо.

Единство правил административного процесса относит его к исключительной компетенции Российской Федерации.

Исполнение постановлений о назначении административных наказаний осуществляется не только территориальными органами Федеральной службы судебных приставов РФ, но и иными уполномоченными органами, компетенция которых регламентируется федеральными нормативными актами, что свидетельствует о единстве установленных требований к порядку исполнения наказания и их правовой регламентации федеральными правовыми предписаниями.

Статья 71 Конституции РФ призвана определить перечень вопросов, составляющих исключительную компетенцию государства.

Применение мер ответственности по таким вопросам также составляет исключительную компетенцию Российской Федерации и может быть реализовано исключительно органами государственной власти федерального уровня.

В этой связи отнесение отдельных вопросов деятельности к компетенции Федерации свидетельствует о передаче в ведение государства и вопросов применения мер административной ответственности за нарушение таких предписаний.

2. Деятельность любого органа государственной власти в части рассмотрения дел об административных правонарушениях регламентируется таким критерием, как подведомственность.

Указанное общее правило распространяется на все органы власти за исключением судов, для которых наряду с подведомственностью принципиальное значение имеет и такая категория, как подсудность дел.

Положения настоящей статьи призваны регламентировать порядок определения и подведомственности, и подсудности дел об административных правонарушениях отдельным органам государственной власти.

Источник: http://stKoAPRF.ru/1-3

Исключительная компетенция Российской Федерации

К исключительной компетенции законодателя российской федерации относится

В ст.71 Конституции РФ перечисляются предметы ведения Федерации. Согласно ч.1 ст.76 по этим предметам ведения принимаются федеральные конституционные законы и федеральные законы.

Формулой “в ведении Российской Федерации находятся” обозначаются, во-первых, сферы жизни общества, отрасли и подотрасли народного хозяйства и социально-культурной деятельности, виды имущества, его объекты, которые находятся под воздействием федеральной государственной власти, в распоряжении ее органов (например, упоминаемые в данной статье федеральные банки, транспорт, ядерная энергетика, федеральная собственность, военная техника). Упоминание таких объектов без дальнейшей конкретизации формулы означает, что все функции государственного воздействия на них (нормативное регулирование, общее руководство, координация, текущее распорядительство, учет, контроль и т.д.) осуществляются федерацией.

Во-вторых, этой формулой охватываются такого же рода отрасли и иные сферы с дополнением в виде записи о способах государственного воздействия на них (например, установление правовых основ единого рынка).

В-третьих, в ряде пунктов ст.

71 речь идет о различных областях государственного строительства и государственной деятельности с указанием или без указания специфической роли федеральной власти применительно к этим областям; во втором случае предполагается, что все в данной области делает федерация (например, установление системы федеральных органов законодательной, исполнительной и судебной власти, порядка их организации и деятельности, формирования этих органов; федеральная государственная служба; внешняя политика России; оборона и безопасность; определение статуса и защита государственной границы).

В-четвертых, и это самое главное, некоторые пункты указывают на правовое регулирование (важнейшие отрасли права), осуществляемое федеральной властью (уголовное, уголовно-процессуальное и уголовно-исполнительное законодательство, гражданское, гражданско-процессуальное и арбитражно-процессуальное законодательство, правовое регулирование интеллектуальной собственности; финансовое, валютное, кредитное, таможенное регулирование; федеральное коллизионное право).

В Конституции не употребляется термин “исключительное” ведение Федерации. Но содержание вопросов ст.71 позволяет их рассматривать как раскрывающие содержание суверенитета Российской Федерации, провозглашенного в ч.1 ст.4 Конституции.

Сам факт их перечисления в Конституции, объективная необходимость решения вопросов такого содержания на общегосударственном (в данном случае – на федеральном) уровне и, наконец, положение ч.1 ст.76 позволяют их оценивать как предметы ведения и полномочия, составляющие исключительную компетенцию Федерации.

Об исключительности здесь говорится в том смысле, что это предметы ведения только Федерации. Правда это не означает, что субъекты Федерации не могут участвовать в решении этих вопросов, например, посредством законодательной инициативы (ст.104 Конституции) или через своих представителей в Совете Федерации.

Наконец, отдельные полномочия, связанные с решением этих вопросов, могут передаваться субъектам Федерации на основании федеральных законов по договорам между органами власти Федерации и субъектов, но при этом предметы ведения должны оставаться предметами ведения Федерации.

Исключительные полномочия Федерации предусмотрены не только в ст.71, но и ряде других статей Конституции. Например, только федеральным законом могут определяться случаи проникновения в жилище против воли проживающих в нем лиц (ст.25), условия и порядок пользования землей (ч.3 ст.

36), и вообще права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только федеральным законом (ст.55). Однако содержание названных статей не выходит за пределы положения п.”в” ст.71, относящего к исключительной компетенции Федерации регулирование и защиту прав и свобод человека и гражданина.

Основания и порядок прекращения или приостановления полномочий судей (ст.121), случаи, когда обвиняемый имеет право на рассмотрение его дела судом присяжных (ч.4 ст.123), тоже устанавливаются только федеральным законом. Но и эти статьи Конституции лишь конкретизируют положение п.”о” ст.71.

Во всех этих статьях Конституции подчеркивается не столько то, что названные вопросы относятся к исключительной компетенции Федерации (это уже вытекает из ст.71), сколько то, что они решаются федеральным законом, а не иным федеральным нормативным актом (естественно, и не актами субъектов Федерации).

Таким образом, Конституция РФ содержит закрытый перечень вопросов исключительной компетенции Федерации.

Процесс осуществления этой исключительной компетенции может происходить двояко – путем федерального законодательного регулирования и управления. Однако Конституция не относит исполнительную деятельность по вопросам ст.71 к исключительным полномочиям Федерации, т.е.

законы, принимаемые по вопросам ст.71 исполняются как федеральными, так и иными органами исполнительной власти. Более того, по вопросам ст.

71 федеральные органы исполнительной власти и органы исполнительной власти субъектов Федерации действуют как единая система исполнительной власти в Российской Федерации (ч.2 ст.77 Конституции).

Естественно, органы исполнительной власти субъектов Федерации не могут заниматься управлением федеральной государственной собственностью (п.”д” ст.71) и другими сферами отношений, названными в ст.71, имманентно предполагающими исключительно федеральное управление.

Ч.1 ст.76 Конституции четко определяет, что по предметам ведения Российской Федерации принимаются федеральные конституционные и федеральные законы, имеющие прямое действие на всей территории России.

Вместе с тем в Конституции, в отличие от Федеративного договора, нет прямого запрета субъектам Федерации принимать правовые акты по данным вопросам. Более того, формулировка ч.5 ст.76 предполагает, что нормативные акты субъектов Федерации могут так или иначе затрагивать вопросы ст.

71, причем из этой формулировки вытекает, что акты субъектов Федерации, принятые по вопросам ст.71, не будут действовать лишь тогда, когда они противоречат федеральному закону. Налицо противоречие этой формулировки положению ч.1 ст.

76, которое недвусмысленно устанавливает исходные исключительные законодательные полномочия Федерации по предметам ст.71, в то время как ч.5 ст.76 сформулирована так, как будто ст.71 перечисляет вопросы конкурирующей компетенции.

Естественно, субъекты Федерации могут на основании федерального закона осуществлять делегированные полномочия по вопросам ст.71. Но они не вправе регулировать эти вопросы без специального на то уполномочивания (федеральным законом); при отсутствии федерального закона по этим вопросам, у них не может возникнуть, например, состояния законодательной необходимости, поскольку это вопросы не их ведения.

Соответственно и любые договоры, заключаемые федеральными органами исполнительной власти с органами субъектов Федерации, относящие вопросы ст.

71 к компетенции субъектов Федерации (в частности, совместное ведение тоже означает осуществление компетенции субъектов Федерации), противоречат Конституции РФ уже по той причине, что они заключаются не на основании федеральных законов о передаче конкретным субъектам конкретных полномочий по вопросам ст.71, в то время как ч.1 ст.76 однозначно требует участия федерального законодателя в любом случае регулирования этих вопросов (см. 1.4.3.).

Конечно, ч.1 ст.76 не исключает издания подзаконных федеральных актов по вопросам ст.71. Но, во-первых, они должны издаваться на основании и во исполнение федеральных законов.

Во-вторых, если при отсутствии соответствующих федеральных законов издаются указы Президента РФ, то эти указы не могут передавать вопросы исключительной компетенции Федерации в ведение субъектов Федерации.

Ибо неподзаконные указы Президента оправданы лишь в безотлагательных случаях законодательной необходимости, т.е.

в случаях необходимости законодательно урегулировать вопрос, а не в случаях непреодолимого желания Президента отказаться от имени Федерации от законодательного регулирования на федеральном уровне вопросов, которые Конституция относит к исключительной компетенции Федерации.

Практика же показывает, что договоры, в которых предметы ведения и полномочия, отнесенные федеральной Конституцией к ведению Российской Федерации, включаются в перечень предметов совместного ведения Федерации и субъектов и даже передаются в ведение субъектов, со стороны Федерации подписываются Президентом, а иногда даже Председателем Правительства, а официальный законодатель оказался исключенным из договорного процесса[220].

Источник: https://cyberpedia.su/11xb753.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.