Аудио и видео доказательства в гражданском процессе

– и видеозапись как средство доказывания в гражданском процессе

Аудио и видео доказательства в гражданском процессе

Впервые в истории процессуального законодательства ГПК 2002 г. ввел в число доказательств аудио- и видеозаписи. Дискуссия по вопросу о необходимости легализации этого средства доказывания велась давно.

Судебная практика сделала шаг навстречу возрастающей потребности в расширении средств доказывания в 1983 г. В Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 1 декабря 1983 г.

“О применении процессуального законодательства при рассмотрении дел в суде первой инстанции” указывалось, что “в случае необходимости судом могут с учетом мнения лиц, участвующих в деле, исследовать представленные звуко-, видеозаписи”.

Это было обусловлено объективными причинами – все более распространенным становилось использование магнитофонов, видеокамер не только с профессиональными целями. В быту и деловых отношениях входило в обыкновение фиксировать различные события с помощью технических средств.

Однако при этом оставалось неясным, к какому средству доказывания следует относить данные записи. В процессуальной литературе неоднократно предпринимались попытки обоснования принадлежности аудио- и видеозаписей то к письменным, то к вещественным доказательствам.

В связи с этим официальное придание им доказательственного статуса явилось событием знаменательным.

записи подпадают под определение фонодокумента, т.е. документа, содержащего звуковую информацию, зафиксированную любой системой звукозаписи.

записи – под определение аудиовизуального документа. визуальный документ – это документ, содержащий изобразительную и звуковую информацию.

В ГПК не дается определения аудио- и видеозаписей, однако содержится весьма важное предписание относительно того, что лицо, представляющее аудио- и (или) видеозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи (ст. 77 ГПК). Принципиальный характер данного требования определяется тем, что особенно в отношении такого рода материалов существует вероятность их получения незаконным путем.

Кроме как уголовно-процессуальным законодательством (ФЗ “Об оперативно-розыскной деятельности” от 12 августа 1995 г.), нигде не устанавливается порядок осуществления аудиозаписей и видеосъемки.

Например, аудиозаписи телефонных переговоров, полученные без санкции суда, не могут служить доказательствами в суде по уголовным делам. В гражданском процессуальном законодательстве подобной регламентации нет.

В ГПК установлен процессуальный порядок исследования аудио- и видеозаписей.

Их воспроизведение осуществляется в зале заседания или ином специально оборудованном для этой цели помещении с указанием в протоколе судебного заседания признаков воспроизводящих источников доказательств и времени воспроизведения.

После этого суд заслушивает объяснения лиц, участвующих в деле. При необходимости воспроизведение аудио- или видеозаписи может быть повторено полностью либо в какой-либо части.

– или видеозаписи, содержащие сведения личного характера, воспроизводятся и исследуются в открытом судебном заседании только с согласия лиц, к которым эти записи непосредственно относятся. В противном случае назначается закрытое заседание.

В необходимых случаях для выяснения содержащихся в аудио- или видеозаписи сведений судом может быть привлечен специалист или назначена экспертиза (ст. 185 ГПК).

– и видеозаписи согласно ч. 2 ст. 67 ГПК РФ не могут иметь заранее установленной силы и приоритета перед другими доказательствами и оцениваются в совокупности с другими доказательствами.

Проведение экспертизы аудио- и (или) видеозаписи не обязательно для того, чтобы таковая имела доказательственное значение (Определение Верховного Суда РФ от 4 декабря 2004 г.

N 83-Г04-22).

Фальсификация доказательств является уголовно наказуемым деянием (ст. 303 УК РФ).

Отсутствие сведений о месте и времени аудио- или видеозаписи выступлений или иных материалов может иметь последствием недопустимость их использования в качестве доказательства.

Так, Определением Верховного Суда РФ от 6 марта 2008 г.

N 45-Г08-7 видеозапись выступления не была принята судом во внимание как не отвечающая требованиям ГПК РФ, поскольку заявителями не было указано, когда, где и в каких условиях она произведена.

Источник: https://studopedia.ru/8_150240_audio--i-videozapis-kak-sredstvo-dokazivaniya-v-grazhdanskom-protsesse.html

Проблемы применения аудио- и видеозаписей в качестве судебных доказательств

Аудио и видео доказательства в гражданском процессе

Целью гражданского судопроизводства, согласно настоящему законодательству РФ является защита прав, свобод и законных интересов широкого круга лиц (граждан, организаций и т. д.), которые были нарушены или факт нарушения которых еще оспаривается.

Для вынесения справедливого решения суд должен проверить все материалы, которые так или иначе касаются этого дела.

Доказывание является главной формой взаимодействия субъектов процесса, а доказательства тем самым имеют ключевую роль при рассмотрении дела и при последующем вынесении судом своего решения.

В рамках гражданского процесса под доказательствами понимают полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела [1]. Доказывание является, по сути, способом опосредованного познания, когда суд говорит о том, существовали ли в действительности факты, имеющие значение для дела, на основании других фактов, получая все необходимые сведения из соответствующих источников, которые не признаны запрещенными законом. Одним из видов доказательств, предусмотренным ГПК РФ, являются аудио- и видеозаписи, которые в последнее время набирают свою популярность в связи с увеличением количества рассмотренных судами дел о защите авторских и смежных прав.

Равно как и письменные доказательства, аудио- и видеозаписи подтверждают какие-либо обстоятельства по делу с помощью сведений, которые на них находятся, например, запись того, как ответчик публично обещает заплатить крупную денежную сумму тому, кто найдет его домашнего питомца, запись высказываний, которые порочат честь, достоинство и деловую репутацию гражданина, по делам о компенсации морального вреда.

записи являются фонодокументами, т. е. документами, содержащими в себе звуковую информацию, зафиксированную любой системой звукозаписи. записи — под определение аудиовизуального документа. визуальный документ — это документ, содержащий в себе и звук и изображение.

ГПК РФ не дает определения аудио- и видеозаписей, но содержит в себе предписание относительно того, что лицо, представляющее аудио- и (или) видеозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи. Важность данного требования заключается в том, что особенно в отношении такого рода материалов существует вероятность их получения незаконным путем. Для гражданского судопроизводства важно, чтобы доказательства были получены необходимым способом и в необходимой форме.

В ГПК установлен особый процессуальный порядок исследования и изучения аудио- и видеозаписей.

Их воспроизведение осуществляется в зале заседания или ином специально оборудованном для этой цели помещении с указанием в протоколе судебного заседания признаков воспроизводящих источников доказательств и времени воспроизведения.

После этого суд заслушивает объяснения лиц, участвующих в деле. При необходимости воспроизведение аудио- или видеозаписи может быть повторено полностью либо в какой-либо части.

В открытом судебном заседании могут рассматриваться аудио- и видеозаписи личного характера, но происходит это лишь в том случае, если лица, которых данная информация затрагивает, выразили свое согласие на рассмотрение этих материалов в открытой форме. В случае несогласия будет назначено закрытое судебное заседание.

Носители аудио- и видеозаписей хранятся в суде. Только в исключительных случаях после вступления решения суда в законную силу они могут быть возвращены лицу или организации, от которых были получены.

Лицу, участвующему в деле могут быть выданы копии записей, которые будут изготовлены за его счет по его ходатайству.

Носители записей могут быть возвращены владельцам, по этому вопросу выносится соответствующее определение суда.

Особым вопросом является отнесение аудио- и видеозаписей к определенным видам доказательств. Анализируя нормы гражданско-правового законодательства, можно прийти к выводу что записи не относятся ни к письменным, ни к вещественным доказательствам, а имеют свои специфические признаки, исследуя которые можно говорить о данных доказательствах как о чем-то существенно новом.

Не является сомнительным утверждение, что аудио- и видеозаписи могут являться вещественными доказательствами, например аудио- и видеозаписи, содержащие контрафактные произведения, по делам о защите авторских и смежных прав. Однако целесообразным является рассмотрение их как самостоятельных доказательств, имеющих ценность в силу предоставления информации, необходимой для разрешения дела.

Общей чертой письменных, вещественных доказательствам и аудио-, видеозаписей является то, что данные виды доказательств считаются предмеными, т. е.

в них информация (сведения о фактах) сохраняется, как правило, на объектах неживой природы, вещах, в неизменном состоянии.

Как и письменные доказательства, аудио- и видеозаписи подтверждают определенные обстоятельства по делу с помощью зафиксированной на них информации, например речь, порочащая имя какого-либо гражданина, записанная на пленку с помощью звукозаписывающего устройства.

Основным различием между указанными выше доказательствами является то, что, к примеру, при исследовании вещественных и письменных доказательств мы вступаем в непосредственный контакт с его носителем и получаем таким образом необходимую информацию. При исследовании аудио- и видеозаписей получение информации таким способом является невозможным, так как будут необходимым применение носителя информации через какое-либо считывающее устройство, будь то проектор или диктофон.

При этом нельзя утверждать, что аудио- и видеозаписи априори занимают второстепенное место в иерархии доказательств. Подобной иерархии и вовсе не существует, так как суд сам решает, какие доказательства подлежат применению, которые из них содержат информацию о материалах дела, необходимую для вынесения справедливого решения судом.

Доказательства по связи с теми или иными обстоятельствами, которые будет необходимо установить принято делить на прямые и косвенные. Общие правила о делении доказательств на эти виды относится и к аудио- и видеозаписям.

Если аудио- и видеозаписи непосредственно связаны с устанавливаемыми обстоятельствами, то они будут являться прямыми доказательствами.

Так, например, при разделе имущества супругов, драгоценности и другие предметы роскоши признаются совместной собственностью супругов, если они не были получены в дар одним из них [2].

запись, на котором запечатлен момент дарения драгоценностей одним супругом другому (например, видеосъемка годовщины свадьбы, на котором эти драгоценности были подарены), будет являться прямым доказательством, исключающим их из совместной собственности супругов.

Одним из веских аргументов, которые негативно характеризуют аудио- и видеозаписи как доказательства является то, что во время процесса их получения зачастую нарушаются элементарные, законодательно установленные права и свободы человека и гражданина, деловая репутация какого-либо предприятия, преступаются нормы морали и нравственности, чуждые людям элементы вторгаются в их личную жизнь, вынося личные тайны на публичное обсуждение. Таким образом может провоцироваться, а при попустительстве и поощряться слежка, подслушивание и тайная запись, что считается недопустимым в наше время, так как защита конституционно закрепленных прав является одной из приоритетных задач Российской Федерации.

Подводя итог выше сказанному можно утверждать, что нельзя применять в качестве доказательств, аудиозаписи телефонных переговоров, полученные без санкции суда, если проведение таковых было связано с провокацией граждан на совершение действий, которые противоречат законодательству.

Данное положение находит свое распространение и более обширное толкование в некоторых федеральных законах.

К примеру, согласно ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности, рассмотрение материалов об ограничении конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, на неприкосновенность жилища при проведении оперативно-розыскных мероприятий осуществляется судом, как правило, по месту проведения таких мероприятий или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведении [3]. Данные материалы по делу исследуются и осматриваются уполномоченным на то судьей единолично и незамедлительно. Судья не вправе отказать в рассмотрении таких материалов в случае их представления.

В Законе РФ «О средствах массовой информации конкретно говорится о таком получении доказательств, как скрытая запись. Она считается допустимым лишь при необходимых условиях. Одним из таких условий является соблюдение конституционно установленных прав человека и гражданина.

Законодателем не зря установлено данное условие как приоритетное. Также скрытая запись признается законной и подлежат применению полученные сведения, если это необходимо для защиты общественных интересов и приняты меры против возможной идентификации посторонних лиц.

Общественные интересы здесь являются достаточно широкой категорией. Если демонстрация записи производится по решению суда, то скрытая запись также будет являться законной [4].

Данное условие не будет вызывать никаких сомнений, так как суд является компетентным органом в деле рассмотрения доказательств, подлежащих рассмотрению в судебном заседании.

Необходимо отметить, что в действующем законодательстве нет норм, которые каким-либо образом запрещают приобщать к материалам гражданского дела фонограммы на цифровом носителе записи.

Дальнейшее развитие и распространение применения аудио- и видеозаписей в качестве доказательств в гражданском судопроизводстве приводит к такой тенденции как совершение важных юридических действий (например, ход нотариального действия) при его записи.

Особенности таких доказательств как аудио- и видеозаписи также обусловлены порядком их исследования в судебном разбирательстве. Вид носителей информации, их технические и профессиональные характеристики имеют важное значение для выбора оборудования, которое будет доносить до суда и других участников процесса зрительное и звуковое содержание исследуемого доказательства.

Воспроизведение видеозаписи и аудиозаписи производится в зале судебного заседания либо в ином месте, специально оборудованном для этой цели. Все существенные признаки материалов, которые были прослушаны или просмотрены лицами, подлежат включению в протокол. Обязательно указывается время воспроизведения, а также лица, присутствующие при этом.

Затем заслушиваются объяснения участвующих в деле лиц и представителей. Также важным является указание на те места в записях, которые подлежат воспроизведению, фиксация времени воспроизведенных материалов в протоколе. Это имеет важное место, к примеру, если в ходе судебного заседания при заслушивании аудиозаписи был упущен важный момент и акцент был сделан на других моментах записи.

При этом целесообразно произвести повторную демонстрацию этих мест с уточнением отношения к ним присутствующих. Воспроизведение записей должно производиться на качественном оборудовании, чтобы все лица, находящиеся в судебном заседании, ясно слышали и видели, что будет признано в качестве доказательства.

Если этого нельзя достигнуть непосредственно в зале судебного заседания, может быть использовано для этой цели специально оборудованное помещение. При решении данной проблемы суд может обратиться за помощью к специалисту. Специалист может быть также полезен в деле усиления сигнала в аудиозаписи, если на ней много лишних шумов или громкость звука является малой.

Однако, если специалист усомнится в достоверности подобных материалов, если повреждения в аудиозаписи или видеозаписи ставит роль данных материалов, то в скором времени должна будет назначена судебная экспертиза.

Следуя правилу относимости, лицо, которое утверждает, что та или иная аудио- или видеозапись должна быть рассмотрена судом в качестве доказательства по делу, должен дать свое объяснение относительно содержания записи, о тех значимых фактах, которые могут быть подтверждены во время просмотра и (или) прослушивания данных материалов, о тех ключевых моментах, на которых нужно акцентировать внимание суду. Не относящееся к делу доказательство не может быть допущено к рассмотрению в суде.

Во время исследования аудио- или видеозаписи лицо, участвующее в деле, может заявить о том, что запись не является достоверной.

Такое заявление довольно часто подтверждается, в практике встречаются различные виды подлога (фальсификации).

В случае подложности указанных записей заинтересованное лицо вправе потребовать проведения соответствующей экспертизы для подтверждения достоверности данных в записи, о принадлежности определенных установленным лицам.

Фальсификация доказательств преследуется уголовным законодательством, такое деяние считается преступным. Так, согласно ст.

303 УК РФ фальсификация доказательств по гражданскому делу лицом, участвующим в деле, или его представителем наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до четырех месяцев [5]. Порядок хранения аудио- и видеозаписей аналогичен порядку хранения вещественных доказательств. Носители аудио- и видеозаписей хранятся в суде. Суд принимает меры для сохранения их в неизменном состоянии.

Таким образом, аудио- и видеозаписи в качестве доказательств в гражданском процессе нашли свое место и начали свое развитие.

Сейчас, в связи с тем, что появилось высококачественное оборудование, позволяющее определить достоверность той или иной записи, не осталось сомнений в том, что данный вид доказательств содействует полному рассмотрению дела в суде.

Проблема может лишь заключаться лишь в способе добычи таких сведений. Законодатель как всегда ставит приоритетной задачу защиты конституционно закрепленных прав человека и гражданина, что является, без сомнения, правильным решением.

Литература:

Источник: https://moluch.ru/archive/102/23362/

запись как средство доказывания в гражданском процессе — эффективно или нет?

Аудио и видео доказательства в гражданском процессе

В жизни достаточно часто возникают ситуации, когда отношения граждан не урегулированы формально, путем подписания документов, проясняющих суть этих отношений. К примеру, «дружеский» займ без составления расписки. В указанных случаях пострадавшему могла бы помочь аудиозапись разговора с  оппонентом.

Причем, граждане используют диктофон (как правильно, программное обеспечение на сотовом телефоне) очень активно и «пишут» все, что нужно и не нужно. Бытует убеждение, что, если есть запись «порочащего» разговора – значит победа в суде в кармане.

запись гражданам представляется «царицей доказательств», не меньше! Однако, в судебной практике аудиозапись оценивают совсем не так, как представляется тем, кто ее сделал.

ГПК РФ весьма лаконичен в том, что касается такого вида доказательства, как аудиозапись – от лица, которое представляет запись на «носителе» (электронном или ином) требуется указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялась запись (ст.77 ГПК РФ). Постановлений Пленума ВС РФ относительно этого вида доказательства нет. 

На первый взгляд, все просто – записать на флеш-карту (CD-диск), дать пояснения, когда, кем и при каких обстоятельствах сделана запись, обеспечить суд технической возможностью прослушать/посмотреть запись (взять с собой в заседание ноутбук).

Однако, существует ряд нюансов, весьма затрудняющих использование такого вида доказательств.

1.    Требование пояснить «когда, кем и при каких обстоятельствах сделана запись» указано в ст.

77 ГПК РФ не случайно: оно призвано проверить допустимость такого средства доказывания.

Если запись была сделана с помощью скрытой камеры в жилом помещении, где проживает ответчик, или с помощью микрофона, тайно размещенного в помещении, занимаемом ответчиком, то такую запись суд даже не приобщит к материалам дела, сославшись на нарушение ст.23,24 Конституции РФ. 

По общему правилу, можно записывать свой собственный разговор, по телефону, либо при личной встрече, участником которой являлось лицо, сделавшее запись. Причем, разговор этот должен касаться именно договорных отношений сторон, а не «частной жизни» отдельного лица.

Например – беседа заимодавца и заемщика о возврате долга. Если в суд представляется аудиозапись, требуется приобщить «расшифровку» (полный перенос содержания беседы на бумагу) разговора на ней, которую можно изготовить самостоятельно.

Заверять расшифровку не требуется (ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВС РФ от 14 апреля 2015 г. N 33-КГ15-6). 

А нужно ли уведомлять другую сторону о том, что производится запись? Странный вопрос, ведь если это сделать оппонент никогда не скажет того, что он мог бы сказать, и ради чего собственно запись и производится.

 
Мнения судов разделились, согласно первой точке зрения, уведомлять о ведении записи нужно (ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД, ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 9 июля 2014 г. N 33-3454/2014; САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД, АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 23 января 2014 г. N 33-69/2014), иначе запись будет признана недопустимым доказательством.

В других  случаях, суды посчитали, что уведомлять о ведении записи не требуется (Определение Верховного суда РФ от 06 декабря 2016 по делу №35-КГ16-18, СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 6 сентября 2017 г. по делу N 33-15050/2017).

 
Разумеется, вторая точка зрения представляется более прогрессивной (тем более, что она поддержана ВС РФ) – необходимость «писать» человека возникает только тогда, когда иным путем доказательства получить нельзя, ввиду уклонения оппонента от их предоставления.

Но возможно, что разница в оценке связана лишь с тем, что в случаях, рассмотренных в Ленинградской области ответчик не признавал запись, а при рассмотрении дел Верховным судом и в Свердловской области ответчик признавал факт разговора, но просил исключить запись из числа доказательств, так как не был уведомлен о том, что запись производится.

Кстати, при рассмотрении одного из судебных дел, суд отказал в приобщении аудиозаписи на том основании, что из ее содержания нельзя установить время, место и обстоятельства при которых она производилась! (САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 28 января 2016 г. N 33-1490/2016). Может быть судья хотел сказать не то, что сказал, но по странному совпадению, и в этом случае аудиозапись оспаривалась вторым участником спора.

2.    Требование представить в суд оригинал записи (для заверения)!Логично просто скопировать запись с телефона/диктофона на компьютер и перенести на диск (CD или флеш-карту).

Однако, проблема в том, что в дело будет представлен не оригинал записи, а ее копия.

Что может повлечь следующий вывод суда: «в материалах дела имеется фонограмма, полученная не путем записи информации непосредственно от первоисточника звука, а переписанная с иного носителя (телефона и/или диктофона), то есть фонограмма-копия, верность которой (полнота соответствия оригиналу) не может быть надлежаще процессуально проверена и удостоверена».

(СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 26 октября 2017 г. по делу N 33-18491/2017). Или вот так: «подлинная запись с видеорегистратора ответчиком и его представителем в суд апелляционной инстанции не представлена (запись была представлена на ДВД-диске – А.П.

)», что также повлекло признание записи ДТП недопустимым доказательством (САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 18 февраля 2016 г. N 33-2963/2016). 

Ну что же, правила о предоставлении доказательств в дело никто не отменял и приобщать их нужно в оригинале, или надлежащим образом заверенной копии.

Интересно, как в такой ситуации поступить – принести на флешке и на телефоне и дать суду прослушать, чтобы «заверить копию»?! Или приобщить в дело сам носитель оригинальной записи – телефон?! Мой знакомый юрист специально для таких целей приобрел диктофон, «пишущий» сразу на съемный носитель. Но далеко не все будут приобретать подобную технику.

3.    Фоноскопическая экспертиза. 

Примечательно, что в просмотренной мной судебной практики до фоноскопической экспертизы не дошли ни разу – суд отказывал в ее проведении, начиная придираться к допустимости произведенной записи.Интересен вопрос о том, кто инициирует и авансирует проведение этой экспертизы.

При фальсификации письменных доказательств все понятно – есть предположительно подделанная подпись от имени такого-то, если такой-то оспаривает ее подлинность – то он просит суд назначить и оплачивает экспертизу.По аудиозаписи все не так просто – ведь из ее содержания установить действующих лиц, как правило нельзя.

 И если другая сторона оспаривает запись, то и оснований возлагать на нее обязанность оплачивать экспертизу, нет.

Предположу, что суд в этой ситуации возложит обязанность по авансированию экспертизы на лицо, представившее «неудобное» доказательство, мотивируя это тем, что «непонятно кто на записи, другая сторона оспаривает, экспертиза стоит десятки тысяч рублей, представьте оригинал записи (любимый Айфон), а лучше вообще откажитесь от экспертизы».

Стоит отметить, что и записи как правило предоставляются довольно некачественные, с обилием посторонних шумов, что значительно затрудняет идентификацию участников разговора – слова то разобрать возможно не всегда!

ВЫВОДЫ:
запись рассматривается в гражданском процессе, как «недодоказательство», неудобное и нелюбимое судами. Если оппонент признает запись – вопросов нет.

Если не признает – претензии к допустимости доказательства сразу появляются в огромном количестве, причем как предусмотренные, так и не предусмотренные законом.

Суд сделает все, чтобы отвергнуть запись, и не проводить по делу экспертизу. 

Стороне, предполагающей, что ее «записали» и будут эту запись использовать, достаточно не признавать факт встречи и не опознавать свой голос на записи – тогда суд отвергнет это доказательство на 99% (причем без всякой экспертизы). В суд можно направить представителя, поскольку не всякий, услышав себя на диктофонной записи, сможет уверенно заявить суду, что «это не я».

Стороне, планирующей представить аудиозапись, следует позаботиться о ее идентификации и качестве:

  •  если планируется личная встреча – приобрести диктофон с микрофоном (который можно незаметно разместить на одежде), пишущий на съемный носитель. Это значительно повысит качество записи, снимет вопросы с предоставлением ее оригинала в суд. Местом встречи желательно определить такое, где снижен общий шумовой фон – парк, малопосещаемый в дневное время ресторан и так далее. Качество записи и низкий уровень фонового шума очень важно – судья будет слушать запись в любом случае. А вот решать – приобщать к делу или нет, и какую оценку давать доказательству, судья будет на основании в том числе качества записи – если четко слышны два голоса это одно, а если встреча была в управлении Росреестра и в общем гаме разговор сторон практически не разобрать – совсем другое.
  • перед началом встречи проговорить под запись время, место и участвующих лиц.
  • предупреждать о ведении записи своего оппонента не нужно (о чем есть определение ВС РФ, ссылка выше).
  • имея на руках запись, но до обращения в суд, обратиться с заявлением в правоохранительные органы – пусть проверят, нет ли в действиях оппонента состава преступления. Как правило, состава там нет (или его не найдут), но оппонента должны опросить и есть шанс, что он признается в (к примеру) получении средств (а наличии записи разговора в этом омжет помочь). Так можно получить уже письменное доказательство – объяснения лица+постановление об отазе в возбуждении УД, которые можно использовать в суде.
  • представить запись в суд не заблаговременно, а неожиданно (желательно, чтобы в заседании присутствовал сам оппонент) – это повысит шансы на признание оппонентом как факта встречи, так и себя, как участвующего в ней лица. 
  • в заседание суда представить расшифровку записи (хотя такое требование в законе прямо не поименовано, на практике оно применяется повсеместно). Расшифровка не требует заверения (ВС уже высказался на эту тему), но, если есть желание заверить ее в экспертной организации – лишним это не будет. Можно также сразу с заявлением ходатайства о прослушивании и приобщении записи представить заключение об отсутствии монтажа и даже идентификации голоса заявителя на записи – все указанные меры повысят убедительность доказательства в глаза суда, который, напомню, аудиозапись в таковом качестве воспринимать как правило не хочет. 

Источник: https://zakon.ru/blog/2019/3/6/audiozapis_kak_sredstvo_dokazyvaniya_v_grazhdanskom_processe_-_effektivno_ili_net

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.